Поиск по сайту

Календарь событий

Прошлый месяц Сентябрь 2014 Следующий месяц
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
week 36 1 2 3 4 5 6 7
week 37 8 9 10 11 12 13 14
week 38 15 16 17 18 19 20 21
week 39 22 23 24 25 26 27 28
week 40 29 30

ВКонтакте

Web-портал

Голосования

Joomla
История пожарной охраны Омской области
СОДЕРЖАНИЕ
История пожарной охраны Омской области
Каждый день между жизнью и смертью
Омская крепость (1716–1824 годы)
Становление омской пожарной охраны (1825–1860 годы)
Пожарная охрана в 1860–1900 годах
Накануне революции (1901–1917 годы)
Пожарная охрана при советской власти (1917–1940 годы)
Пожарная охрана в годы войны (1941–1945 годы)
Пожарная охрана в послевоенный период
Все страницы

Герб города ОмскаИсторическая справка об истории города Омска

Начальник отдела госпожнадзора Управления государственной противопожарной службы УВД Омской области, пол­ковник внутренней службы СЕРГИЕНКО Евгений ИвановичКнига начальника отдела госпожнадзора Управления государственной противопожарной службы УВД Омской области пол­ковника внутренней службы СЕРГИЕНКО Евгения Ивановича «История омской пожарной охраны», пожалуй, одна из первых серьезных работ, посвященных обозначенной в названии книги тематике.

 

 

История любого города неразрывно свя­зана с историей противопожарных служб. Поэтому автор удачно вплетает в канву повествования важнейшие для всей страны и Омска в частности исторические собы­тия.

В книге широко используются архивные документы, которые в настоящее время уже забыты, но по-прежнему актуальны.

Думается, что издание вызовет боль­шой интерес, как у специалистов — пожар­ных, так и у лиц, интересующихся истори­ей родного края.

 


Начальник Управления государственной противопожарной службы
УВД Омской области
полковник внутренней службы
Григорий Филимонович ЛУКОНЕНКО

 

 

 

 

КАЖДЫЙ ДЕНЬ МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Мчатся искры, вьется пламя,
Грозен огненный язык...
Высоко держу я знамя,
Я к опасности привык!

В. Гиляровский

История человечества непрерывно связана с огнем. Для людей огонь на протяжении столетий был глав­ным благодетелем и одним из самых опасных врагов. В огненных вихрях горели леса, деревни, города, гиб­ли люди и животные. И уже в Древней Греции и Риме существовали специальные команды, состоявшие, как правило, из рабов и вольноотпущенников, в обязан­ности которых входило тушение пожаров. К античным временам восходит и появление первого пожарного насоса (или водоливной пожарной трубы), изобретен­ного александрийским ученым Ктесибеем, жившим в I–II вв. до нашей эры.

Становление российской государственности также происходило параллельно с развитием противопожар­ного законодательства и формированием служб пожа­ротушения. Еще в известнейшем древнем своде зако­нов Ярослава Мудрого — «Русской правде», принятие которой датируется XI веком, есть такая запись: «Оже зажжет кто гумно, то на поток и на грабеж дом его, преж пагубу расплативше, а в проц князю поточиити и такоже аще кто двор зажжет». Позднее и в «Поуче­нии» Владимира Мономаха приводятся многочислен­ные пространные рассуждения об опасности огненной стихии и всевозможные пожелания о том, как от нее уберечься.

Но, тем не менее, на протяжении целых столетий периодически дотла выгорали деревянные русские города. И начало каменного строительства на Руси, вне всякого сомнения, можно считать одной из мер пожарной безопасности. Именно этими мотивами пос­ле великого «всехсвятского» пожара Москвы (1365 год) руководствовался великий князь Московский Дмит­рий Иванович (Донской), отдавая приказ о начале строительства первого в столице Российского государ­ства Белокаменного Кремля. Однако честь создания первой достаточно профессиональной противопожар­ной службы в Москве принадлежит внуку героя Ку­ликовской битвы — великому князю государю всея Руси Ивану III.

После крупного летнего пожара 1472 года, когда в очередной раз выгорела первопрестольная, Иван Васильевич (его, как впоследствии и его внука, первого русского царя Ивана IV, современники называли за крутой нрав Грозным) всерьез задумался об организо­ванной охране города. Им были впервые узаконены мероприятия, которые сейчас профессионалы-пожар­ные называют мероприятиями капитального характе­ра. Он впервые придает законодательную силу борьбе с бытовыми пожарами, признавая их наиболее распро­страненными. В судебнике Ивана III (1497 год) записа­но: «Зажигалыцику (т.е. поджигателю) животе не дать, казнить его смертной казнью».

Позднее, в 1504 году, вышли противопожарные пра­вила, которые предписывали: не топить летом изб и бань без крайней на то необходимости, не держать по вечерам в домах огня (лучины, лампады, свечи); все пожароопасные производства (кузнечные, гончарные, ружейные, стеклодувные и др.) должны размещаться вдалеке от строений. Фактически при Иване III офор­мились и основные направления пожарного дела — предупреждение и тушение пожаров.

Иван IV Грозный во многом повторил противопо­жарную политику своего деда — Ивана III. Во времена правления «царя-инока» подтвердился грозный зап­рет на топку печей в домах в летнее время. При нем по специальному указу стрельцы должны были выпол­нять функции внутренних войск и пожарных.

При родоначальнике династии Романовых, царе Михаиле Федоровиче, в Москве уже содержались по­стоянные пожарные обозы с сотнями лошадей. Пер­вая команда пожаротушителей размещалась на Зем­ском дворе и состояла из 100 человек «ярыжных» (т.е. нижних полицейских чинов). Вскоре их было уже 200, а затем и 300 человек.

К тому же после 1633 года самодержцем Всерос­сийским было дано предложение произвести роспись каждого московского двора по районам города и обя­зать жителей являться на пожары с инструментами и водоналивными трубами (насосами).

Немало для развития пожарного дела в России сде­лали царь Алексей Михайлович и его сын Петр I — основатель Российской империи. Здесь следует отме­тить Соборное Уложение 1649 года и «Наказ о город­ском благочинии», многочисленные Указы и распо­ряжения Петра, содержащие большое количество про­тивопожарных норм.

Формирование структур противопожарной службы, ее совершенствование длилось довольно долго, на протяжении XVIII–XIX веков.

И вот что примечательно: русские князья, а впос­ледствии цари и императоры прекрасно понимали зна­чение такой службы. Вплоть до революции 1917 года многие члены императорской фамилии являлись вы­сочайшими покровителями тех или иных пожарных команд, возглавляли созданное в 1893 году соединенное Российское пожарное общество.

Позднее, в 1898 году, к названию «Российское пожар­ное общество» добавилось слово «Императорское», поскольку его августейшим председателем был вели­кий князь Владимир Александрович.

Князья, цари, императоры лично выезжали на по­жары, руководили их тушением и сами принимали участие в конкретных делах. Вот что писал посол Брауншвейга при дворе Петра I Фридрих Вольф: «Его Величество царь Петр обратил возможную заботли­вость против пожаров в Санкт-Петербурге. Он при пожарных случаях действует собственными руками, нередко с крайней опасностью для своей собственной жизни, взбирается на дома, объятые пламенем, чтобы возбудить у тамошних обывателей следовать его при­меру. Таким порядком возникающие пожары всегда в городе быстро прекращаются».

И тем не менее население России на протяжении столетий (и наше время не исключение) до безумия беспечно относилось к соблюдению мер пожарной безопасности, да и к самим огнеборцам россияне от­носились равнодушно, а то и вовсе неуважительно. Общественное мнение о работе пожарных в какой-то мере отразилось в стихотворении поэта XIX в. Я.П. Полонского «На каланче»:

За своевременный сигнал,
Хотя бы город ты спасал,
Никто тебя благодарить Не станет.
Даже, может быть, Тебя и не заметят, брат.

Да и из современных погорельцев мало кто знает и помнит имена своих спасителей.

Однако такое отношение населения к защитникам от огненной напасти несправедливо: труд пожарных никогда не был легким, и многие русские писатели и журналисты все-таки высоко ценили его. Вот что пи­сал, к примеру, «король репортажа» конца XIX – на­чала XX веков Владимир Алексеевич Гиляровский:

«Каждый пожарный — герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой. А тогда в особенно­сти: полазь-ка по крышам зимой, в гололедицу, когда из разорванных рукавов струями бьет вода, когда тол­стое сукно куртки и штанов (и сухое-то не согнешь) сделается как лубок, а неуклюже-огромные сапожи­щи, на железных гвоздях для прочности, сделаются как чугунные. И карабкается такой замороженный дядя в обледенелых сапогах по обледенелым ступеням лестницы на пылающую крышу и проделывает там самые головоломные акробатические упражнения; иногда, ежась на стремнине карниза от наступающе­го огня и в ожидании спасительной лестницы, поло­виной тела жмется к стене, а другая висит над без­дной... Топорники, каски которых сверкают сквозь клубы черного дыма, раскрывая железо крыши, по­стоянно рискуют провалиться в огненные тартарары.

А ствольщик вслед за брандмейстером лезет в не­известное помещение, полное дыма, и, рискуя задох­нуться или быть взорванным каким-нибудь запасом керосина, ищет, где огонь, и заливает его. Трудно зи­мой, но невыносимо летом, когда пожары часты.

Я помню одно необычайно сухое лето в половине восьмидесятых годов, когда в один день было четыр­надцать пожаров, из которых два — сбор всех частей.

Горели Зарядье и Рогожская почти в одно и то же вре­мя... А кругом - мелкие пожары...».

Впрочем, сами «бойцы огненного фронта» зачас­тую даже не осознают собственного героизма. Спасать людей и тушить пожары для них — повседневная, пусть и нелегкая работа. Фактически ежедневно они стоят лицом к лицу с опасностью и находятся на волосок от смерти: ведь стоит только прозвучать сигналу тре­воги, и пожарные бросаются в дымно-огненное пек­ло исполнять свой долг.


ОМСКАЯ КРЕПОСТЬ (1716–1824 ГОДЫ)

История пожарной охраны неразрывно связана с основанием города Омска, его становлением и раз­витием. 31 августа 1628 года вышел царский указ, адресованный главным тобольским воеводам, об ос­новании Омской крепости, о поселении крестьян, заведении пашни, обеспечении семенами и т.д. Но пожеланиям московского правительства не суждено было осуществиться до начала XVIII века, т.е. до того времени, когда управителем Сибири был назначен князь М.П. Гагарин.

Во время одной из военных экспедиций 1715–1716 годов отрядом Бухгольца в 1716 году была основана Омская крепость — будущий город Омск. В 1717 году инженер-поручик Коландер окончательно устраивает Омскую и Ямышевскую крепости.

С первых лет существования Омской крепости от­ведена важная роль в исторически закономерном, глу­боко прогрессивном процессе продвижения русских людей в Сибирь.

Первоначально Омская крепость находилась на левом берегу р. Оми. Она представляла собой просто укрепленный лагерь о пяти бастионах, окруженный рвом и рогатками. Для обороны от врагов, вооружен­ных луками и копьями, подобных укреплений было достаточно.

Гарнизон крепости был невелик и составлял три роты пехоты (360 солдат), драгунскую команду (209 казаков) и офицерский состав. Основными зданиями были деревянная церковь, комендантский дом, дом для инвалидов и комендантская канцелярия. По пе­реписи 1725 года в Омском форштадте числилось 992 человека, а по переписи 1742 года — 1092 человека.

Основным занятием населения было хлебопаше­ство. Пашни, заведенные с узкими целями (обеспе­чить войско хлебом), явились первыми очагами зем­леделия, откуда хлебопашество начало распростра­няться в степную зону Западной Сибири.

Крепость, расположенная на стыке двух рек, Ир­тыша и Оми, служила воротами в обширный район Верхнего Прииртышья и север Казахстана, контроли­ровала водные и караванные пути на юге Западной Сибири. И уже в начале 60-х годов XVIII столетия Омская крепость стала официальным центром укреп­ленных линий Западной Сибири.

В 1765 году начали возводить новые каменные кре­постные сооружения. Строительство велось по после­днему слову военной и инженерной техники того вре­мени. Крепость на правом берегу р. Оми занимала вы­годное положение и была прекрасно укреплена. Она представляла собой многоугольник с пятью бастиона­ми. Основными сооружениями крепости были камен­ная церковь и лютеранская кирха, дома для генерали­тета и штаб-офицеров, солдатские казармы, артилле­рийский арсенал, пороховые погреба, соляные мага­зины, военные подвалы и тюремный острог.

К этому времени на левом берегу р. Оми располага­лись каменная и деревянная церкви, госпиталь, про­виантский магазин, гостиный двор, ратуша и 388 обы­вательских домов. Особенно быстро росли форштадты-выселки. Все новые и новые землянки появлялись в форштадтах.

В 1782 году Сибирь разделили на три наместниче­ства: Иркутское, Колыванское и Тобольское. Омская крепость была причислена к Тобольскому наместни­честву, как заштатный уездный городишко.

Указом от 27 февраля 1804 года Омск становится уездным городом Тобольской губернии. Количество военного населения достигает 3,5 тысячи человек, а «свободных» жителей всего 488.

В начале XVIII столетия Омская крепость имела 7 форштадтов. В них жили преимущественно отстав­ные нижние чины, ссыльные и вольные поселенцы, так называемые «подлые люди», которые выполняли наиболее трудоемкие работы.

На левом берегу р. Оми, вблизи ее устья, находились форштадты Ильинский и Казачий. Ильинский, самый крупный из всех форштадтов, имел пять улиц. Он был обнесен оборонительной оградой — ретрашементом.

В этом форштадте размещались кордегардия и торго­вый центр Омска — гостиный двор, питейные дома. Левый берег р. Оми сообщался с правым наплавным мостом. На правом берегу р. Оми располагались Возне­сенский, Мокрый, Бутырский, Кадышевский и Под­горный форштадты, окружившие кольцом новую кре­пость. Почти ежегодно город страдал от больших по­жаров и наводнений, которые, как видно из сохранив­шихся дел Тобольского губернского правления, про­исходили в 1809, 1811, 1814 годах. Больше всего стра­дали от стихийных бедствий форштадты. Например, в 1818 году разлив Иртыша затопил на Ильинском фор­штадте 50 домов, а вышедшие из берегов воды р. Оми снесли 220 домов в Мокром и Вознесенском форш­тадтах.

В следующем, 1819 году 8 мая в два часа дня про­изошел пожар в Омской крепости. Вот как описывал его в своем рапорте генерал-губернатору Сперанско­му начальник штаба Сибирского отдельного корпуса генерал-майор Клот фон Юргенсберг: «...от переносимых больших углей через несколько зда­ний, крепостные вал и ров загорелись дома в форштадтах Воскресенском и Мокром, а от сих строений перекинуло горящие головни через реку Омь в город — Гостиный ряд и Кочагурный форштадт, и по направлению северо-западно­го ветра с необыкновенно сильными порывами около полудня начавшимися, менее нежели в 6 часов сгорело в крепо­сти казенных здании деревянных со службами четыре, да флигель военно-сиротского отделения, да повредились от огня каменная казарма и кухня; в форштадте и городе со всем имуществом домов: солдатских, мещанских, купечес­ких — восемьдесят, в Гостином и Мясном ряде лавок трид­цать девять.

По донесению коменданта крепости полковника Ива­нова, основанному на строжайшем исследовании, загоре­лась сначала кухня казенного деревянного дома, в котором квартировал отсутствующий корпусный штаб-доктор Эрнет и выкинутый из оной вихрем пламень объял в один миг вблизи находящийся деревянный корпус, крытый сосно­вым тесом и занимаемый офицерами Омского гарнизонно­го полка, из коего потом перенесенная бурею через несколь­ко домов пылающая головня зажгла деревянную казарму 9-й роты того полка... При сем несчастном случае в Вос­кресенском форштадте сгорели мальчик менее 7-ми лет и гатлангер артиллерийской гарнизонной № 64 роты, сто­явший на квартире у кузнеца той же роты... Находившись безотлучно сам при пожаре, я о сем жалостном происше­ствии с сокрушением духа имею честь Вашему Высокопре­восходительству донести».

Сумма ущерба от этого пожара составила 200000 рублей, и сотни людей остались без крова. У частных лиц сгорело имущества на 121683 рубля. Пострадав­шим выдали пособие в размере 5000 рублей. Эти день­ги были распределены между чиновниками и офице­рами. Семьи же рядовых казаков, солдат, мастеровых, больше всего пострадавших от огня, должны были выбиваться из нужды «своими средствами».

Уже к 1820 году в Омске имелось 7 заводов, пре­имущественно кожевенного, салотопенного и мылова­ренного производства. Несколько позже появились кирпично-делательные, гончарные, свечные, маслобой­ные и пивоваренные заводы.

В 1822 году в положении Омска происходят круп­ные перемены. Он становится областным городом от­дельной области. В нем размещалось пограничное Управление, руководство над которым принимает ко­мандир пограничных линий, переименованный в кор­пусного командира. Но в административном отноше­нии Омск по-прежнему зависел от генерал-губерна­тора Западной Сибири, резиденция которого находи­лась в г. Тобольске. Таким образом, в Омске в те вре­мена одновременно существовали уездные учреждения Тобольской губернии и военно-областные Омской об­ласти. В итоге между властями часто возникали недо­разумения, порождалась обширная переписка. Это обстоятельство побудило генерал-губернатора Запад­ной Сибири генерал-лейтенанта Капцевича поднять в 1824 году вопрос о перенесении Главного Управления Западной Сибири из Тобольска в Омск.

Капцевич обосновывал свое ходатайство теми со­ображениями, что Омск является центральным для Западной Сибири пунктом, находясь между Тоболь­ском и Томском, и что дело устроения степи из Ом­ска во всех отношениях наладить удобнее.

Ходатайство Капцевича в Петербурге не поддержа­ли на том основании, что Главное Управление назна­чено в Тобольск Сибирским учреждением и что по­вторено во многих актах. Кроме того, «Тобольск по древности и численности населения ни в какое срав­нение с Омском поставлен быть не может, тем более что Омск последними пожарами приведен в крайнее разорение».

Приводя причины отклонения ходатайства, Указ однако разрешил генерал-лейтенанту перенести Совет Главного Управления туда, где будет находиться и Кап­цевич. Но Капцевич этим разрешением не восполь­зовался, оставив Совет в Тобольске, но сам сделал Омск своей постоянной резиденцией. Время его уп­равления — одна из лучших страниц нашего города, к сожалению, слишком краткая, так как в 1828 году на должность генерал-губернатора заступил генерал-лейтенант Вельяминов.

Ну а один из пожаров, о котором говорилось в от­казе перенести резиденцию генерал-губернатора из Тобольска в Омск, произошел 2 мая 1823 года. Начал­ся он в бане вдовы подпоручицы Обрубковой. Силь­ный ветер разбрасывал горящие головни на форштад­ты Ильинский и Воскресенский. Вспыхнуло сразу по несколько домов в разных местах. В Ильинском фор­штадте сгорело 162, а в Воскресенском — 38 домов, в том числе два казенных и здание городской поли­ции. Пожар продолжался несколько часов. Участив­шиеся случаи крупных пожаров заставили городскую Думу заняться организацией пожарной охраны.


СТАНОВЛЕНИЕ ОМСКОЙ ПОЖАРНОЙ ОХРАНЫ (1825–1860 ГОДЫ)

Гражданский губернатор города Тургенев 10 ян­варя 1825 года в ответе генерал-губернатору Запад­ной Сибири писал: «Ваше превосходительство от 23 декабря предписать мне изволили избрать двух чело­век в Тобольске и в уездных городах по одному человеку более способному к управлению огнегасительных машин и отправить их на счет суммы Градских доходов в го­род Омск, дабы под надзором тамошнего начальника они могли обучиться лучшему порядку при употреблении за­ливных машин.

Но как в Тобольске при полиции и особенно в уездных городах при частных Управах штатных служителей нет, а употребляются к управлению огнегасительных машин или ссыльные или вольнонаемные, которые очень часто переменяются, то во избежание бесполезных рас­ходов при пути следования тех служителей, я отнесся к господину управляющему Омской области о избрании из инвалидов 11 человек, способнейших к управлению за­ливными трубами и обучении их сему искусству».

В феврале 1825 года омским комендантом полков­ником Безносовым было набрано 27 нижних чинов из местной инвалидной команды для определения их в служители пожарных команд, о чем он доложил 4 мар­та генерал-губернатору Западной Сибири.

В это же время из Москвы прибыли три пожар­ных служителя: унтер-офицер Осип Иванов, пожар­ные Василий Артеменко и Андрей Коробков. Им было поручено обучить набранных людей умению управлять заливными трубами.

7 марта 1825 года генерал-губернатор Западной Сибири направил в Омск примерный штат пожарной команды, в котором определялись численность и де­нежные средства на содержание. Эта дата и считается днем создания профессиональной пожарной охраны г. Омска.

В штатах было заложено:

  1. Брандмейстер обер-офицерского чина — 1 чел., оклад 200 рублей;
  2. Мастер заливных труб — 1 чел., оклад 15 рублей;
  3. Пожарных служителей к 3 машинам по 4 человека на каждой 12 чел., оклад 10 рублей;
  4. Фурманов к бычкам и прочим инструментам — 10 чел., оклад 10 рублей.

Всего на жалование, провиант и амуницию для по­жарной команды 1642 рубля 30 копеек. На заведение пожарных инструментов: на закупку в Московском пожарном депо залив­ных машин:

  • большой трубы — 1 шт. 800 рублей;
  • средней трубы — 1 шт. 750 рублей;
  • квартальной трубы — 1 шт. 400 рублей;
  • на доставку труб из Москвы — 200 рублей.

Для приготовления в Омске пожарного инструмен­та:

  1. телеги для бочек, окованные железом под краскою — 3 шт. 40 рублей;
  2. повозка под ручные инструменты — 1 шт. 35 рублей;
  3. железные лопаты — 6 шт. 70 копеек;
  4. топоры — 6 шт. 2 рубля;
  5. ухваты — 6 шт. 8 рублей;
  6. багры — 6 шт. 8 рублей;
  7. ломы — 2 шт. 10 рублей;
  8. кошка железная с цепью — 1 шт. 8 рублей;
  9. фонари со стеклами — 2 шт. 2 рубля;
  10. швабры — 20 шт. 10 копеек;
  11. ведра кожаные — 6 шт. 1 рубль;
  12. щиты: большие — 2 шт. 12 рублей; маленькие — 4 шт. 6 рублей;
  13. трещоток деревянных — 10 шт. 25 копеек;
  14. пеньковых веревок — 3 пуда 10 рублей.

Таким образом, на приобретение и изготовление инструмента предполагалось израсходовать 2537 руб­лей 30 копеек.

Кроме этого в примерном штате для отправления на пожары людей и инструментов было предусмотре­но:

  1. к 3 машинам — 4 лошади;
  2. к 3 бочкам — 3 лошади;
  3. повозка с инструментом — 2 лошади;
  4. верховая для брандмейстера — 1 лошадь.

В апреле 1825 года основные организационные воп­росы по обучению пожарных служителей, приобретению и изготовлению пожарного инструмента были решены.

Таким образом, уже в мае 1825 года в городе Ом­ске работали гражданская, крепостная и казачьего вой­ска пожарные команды. Генерал-губернатор Западной Сибири предложил пожарные команды определить в одном месте, чтобы «... во время несчастных пожар­ных случаев действовать совокупно...».

20–22 мая этот вопрос обсудили на Совете Ом­ского Общего областного управления и 31 мая напра­вили генерал-губернатору представление, в котором, в частности, говорилось:

«... Хотя Вашему Высокопре­восходительству и угодно, чтобы учрежденная в Ом­ске пожарная команда: Гражданская, Казачьего войс­ка и Крепостная, со всем инструментом соединены были вместе и действовали во время пожара совокуп­но, но такое положение встречает у Совета следую­щие неудобства:

  1. Поскольку сумма на приобретение необходимых недостающих пожарных инструментов, лошадей, об­мундирования служителей, продовольствия и прочие по этой части расходы, должна отпускаться из тех ве­домств, которым принадлежат команды, то в расчетах могут производиться бесполезные столкновения и вза­имные от одного на другого распри.
  2. Если вся пожарная команда и инструменты бу­дут находиться в одном месте, то в случае пожара в другой части города, как то в крепости или предмес­тьях ее, надо будет следовать со всей скоростью через мост на реке Омь, который так ветх, что от сильного потрясения может иногда разрушаться и совершенно прервать сообщение одной части города с другой, да и не возможно ни крепости, ни тем предместьям вско­ре подать той помощи, которая при самом начатии по­жара необходимо нужна.

Следовательно, крепостная команда с инструмен­тами, находясь в самой крепости, ближе и удобней мо­жет там и в предместьях действовать с пользою, не­жели из-за моста и самого города, а потому Совет при­знает необходимым:

  • сформирование Крепостной и Войсковой пожар­ных команд, содержание их и устройство инструмен­тов предоставить на попечение и надзор тех военных начальств, которым эти части принадлежат, возложив на них строгую ответственность о постоянном их со­держании в исправности».

К этому времени в Казачьем войске имелись две конные машины с железными и медными коробами, а также рукава, десять багров с ухватами, пять топо­ров, три бочки, шесть ведер, три лейки, шесть кова­ных телег, шесть саней и лошадей. Пожарный обоз об­служивали шесть казаков.

Для размещения двух городских пожарных команд при городском полицейском управлении Совет Ом­ского Общего областного управления предполагал по­купку домов Безносиковой, которые стояли в центре города и могли быть приспособлены для пожарных ко­манд. Главный надзор за командами и инструментом поручили омскому городничему.

17 ноября 1825 года тобольский и томский гене­рал-губернатор, командир Сибирского отдельного кор­пуса и Сибирской пограничной линии П.М. Капцевич обратился к московскому обер-полицмейстеру ге­нерал-майору Шульгину с просьбой оставить пожар­ных служителей Иванова, Коробова и Артеменко на службе в Сибирском крае. 1 февраля 1826 года Шуль­гин отправил ответный рапорт, в котором было сказа­но, что «... Московский военный генерал-губернатор и кавалер в предписании ко мне от 15-го января № 228 изволил изъявить согласие свое на исключе­ние из штата здешней полиции нижних чинов пожар­ной команды частей:

  • Хамовнической — унтер-офицера Осипа Иванова;
  • Арбатской — пожарного служителя Василия Арте­менко;
  • Пятницкой — пожарного же служителя Андрея Ко­робова, для поступления их на службу в Сибирский край...».

Согласие было получено, и 12 марта омский ко­мендант полковник Безносов докладывал генерал-гу­бернатору Западной Сибири: «Во исполнение предпи­сания Вашего Высокопревосходительства от 6 марта за № 459 предписал я омскому городничему из числа находящихся здесь Московской пожарной команды служителей, оставленных с согласия Московского военного генерал-губернатора навсегда при полицей­ской службе в Западной Сибири, унтер-офицера Ива­нова оставить в Омске, поручить ему исправление дол­жности брандмейстера, а пожарных служителей Коробкова отправить в Томск, а Артеменко — в Тобольск, для употребления их по полицейской службе с выда­чей им из суммы градских доходов на путь следования кормовых денег...». 20 марта за усердную службу по организации в Омске пожарной команды и хоро­шее поведение Артеменко и Коробкова произвели в унтер-офицеры.

Омская пожарная охрана начала свою деятельность с двух городских пожарных команд. Первая пожар­ная команда размещалась в 2-х этажном здании при полицейском управлении на пересечении улиц Ядринцева и Думской (ул. 10 лет Октября) в самом центре старого Омска. Жили пожарные со своими семьями в холодной, сырой казарме, в полуподвальном помещении. Вторая — на ул. Александровской около Базарной площади.

Интересное описание Омска 1826 года дает один из его старожилов Золотов. Он писал, что крепость, окруженная широкой экспланадой, выглядела чем-то вроде уединенного монастыря и замкнутость ее под­держивалась тем, что башни (ворота) на ночь посто­янно были закрыты на замок, а перед прилегающими к ним мостами через ров снаружи, по линии рогаток, опускались тяжелые шлагбаумы. Между строениями было немало каменных, но простота их архитектуры и вид не представляли ничего приятного для глаз. Еще более скудными на хорошие здания были форштадты. Их деревенскую физиономию прикрывали собою на Кадышевском форштадте ряд домов для областных присутственных мест и военный госпиталь, в Слобод­ском форштадте полиция и почтамт, а в Казачьем — войсковое училище, атаманский деревянный дом с единственным в городе мезонином, фабрика, манеж и парк конно-артиллерийской бригады. Несомненно, что пожары косвенным образом способствовали луч­шей застройке Омска, но без энергии генерала Кап­цевича вряд ли он поднялся бы так скоро. Капцевич выхлопотал жителям пособие от казны после пожара, при нем было построено училище Сибирского Каза­чьего линейного войска, радикально преобразовано существовавшее уже в то время войсковое училище, при прямом участии генерала была устроена казенная суконная фабрика — очень крупное по тому времени промышленное предприятие.

Город рос, развивалась его промышленность, но до 1860 года каких-либо серьезных изменений в деятель­ности пожарной охраны не происходило.


ПОЖАРНАЯ ОХРАНА В 1860–1900 ГОДАХ

В 1860 году в России была предпринята попытка создания общественной пожарной охраны и запреще­ния комплектования пожарных команд нижними чи­нами.

21 мая 1861 года управляющий Министерством внутренних дел статс-секретарь Валуев отправил на­чальникам губерний письмо следующего содержания:

«По неудовлетворительному состоянию пожарной части в городах и недостаточности городских средств для приведения их в надлежащее состояние согласно цир­куляра от 27 июля 1860 года № 80, поручено губернским начальством предложить городским обществам войти в соображение об устройстве в городах по примеру г. Осташкова, общественных пожарных команд, с тем, чтобы общества приняли на себя как образование из своей среды общественной пожарной команды, так и по­ставку для пожарного обоза обывательских лошадей.

Из представленных губернскими начальствами при­говоров городских обществ видно, что только некото­рые из этих обществ, достаточно обсудивших это дело, выразили полную готовность образовать из своей среды пожарные команды, другие же затрудняются образо­вать такие команды, требующие будто бы увеличения расходов, тяжело для обывателей по их бедности, — хо­датайствуют об оставлении существующих ныне ко­манд из нижних воинских чинов.

Такое ходатайство городских обществ и особенно подкрепление его со стороны некоторых губернских начальств показывает, что последние недостаточно вник­ли в настоящее дело, порученное их особенной и личной заботе. Будучи поставлены в известность с одной сто­роны о последовавшем Величайшем повелении, чтобы не­строевые команды гражданского ведомства, в том чис­ле и пожарные, не комплектовались нижними чинами (циркуляр 25 апреля I860 г. № 44), а с другой — о под­робностях устройства Осташковской пожарной коман­ды, которая состоит из 100 человек, назначаемых по выбору общества и требует расхода всего 64 рубля на ремонт инструмента и сарая для них (сведения указаны в циркуляре № 80 и журнале Министерства № 1), гу­бернские начальства обязаны были разъяснить обще­ствам как решительную невозможность удовлетворить их ходатайство о составлении пожарных команд из нижних чинов, так и всю неосновательность опасения о потребном будто бы увеличении расходов на содержа­ние общественной пожарной команды.

Посему считаю нужным вновь предложить началь­никам губерний, по ведомству которых возникли со сто­роны городских обществ затруднения в устройстве общественных пожарных команд, чтобы они дали обще­ствам надлежащие разъяснения.

В заключение считаю не излишним присовокупить, что общественные пожарные команды могут принести действительную пользу в том случае, когда граждане сами добровольно изъявят готовность принять на себя эту повинность в деле охранения своего имущества от уничтожения огнем.

Поручая настоящее важное дело для особенной лич­ной заботливости Вашего Превосходительства, прошу о принятых мерах, какие будут приняты для достиже­ния предположенной цели, доставить в свое время све­дения Министерству».

Однако этот вопрос-таки не был решен.

В 1861 году в Омске насчитывалось 2122 дома (из которых 31 — каменный), около 20 тысяч жителей и 34 фабрики и завода. Омск своим развитием опере­дил многие степные города и стал не только админи­стративным, но и торгово-промышленным центром.

Однако пожарная охрана Омска находилась в пла­чевном состоянии, пожарный обоз и инструменты практически не ремонтировались и не обновлялись.

В 1868 году, заступив на должность полицмейстера Омска, Иванов направил 15 августа генерал-губерна­тору Западной Сибири докладную записку с предло­жениями по преобразованию пожарной команды:

«По вступлению моему в должность полицмейстера, я имею честь словесно и письменно докладывать Ваше­му Высокопревосходительству о недостатках Омской пожарной команды.

Бывший недавно пожар 25 июля на Ильинском форштадте, по своему счастливому исходу хотя и не имел гибельных последствий для города, но, тем не менее, он показал, что Омская пожарная команда со своими негодными инструментами и четырьмя стары­ми бочками в серьезных случаях пожара, в особенно­сти в местностях, загроможденных сплошными стро­ениями, не в состоянии оказать никакой пользы и даже сколько-нибудь противодействовать распростра­нению пожара.

А так как все несчастные случаи и неудачи на по­жарах жители постоянно приписывают нераспоряди­тельности полицмейстера и чинов полиции, то не же­лая подвергать себя незаслуженному нареканию, я вновь осмеливаюсь доложить Вашему Высокопревос­ходительству, что для Омской пожарной команды не­обходимо преобразование на новых началах, сообраз­ных с потребностями города, имеющего почти трид­цатитысячное население.

Вследствие этого имею честь представить на бла­гоусмотрение Вашего Превосходительства проект пре­образования пожарной команды, основанной на со­ображениях, практически выработанных во время шестилетнего моего управления Курганскою, Ишимскою и теперь Омскою полициями.

Для более удобного, наглядного сравнения нынеш­него состава пожарной команды и обоза спроектиро­ванными мною, прилагаю и сведения о настоящем положении пожарной команды.

Состав пожарных команд нынешний:

В 1-й части города:

  • заливных машин — 3, из них две с самоварами, на­тяжными и заливными рукавами, а одна без самовара и натяжных рукавов. Рукава у всех машин гнилы и изорваны.
  • бочек — 2, дроги — 1, на них помещается 12 багров, 3 лестницы, 4 щита, ломы, топоры. Зимних ходов для машин, бочек и инструментов — 6.

Во 2-й части:

  • машин — 2, бочек — 2. При них зимних ходов — 4.

При обеих частях находится 20 пожарных служи­телей, комплектуемых из местной команды. Содержа­ние каждого солдата обходится Городской Думе 59 р. 14/4 коп. и всех – 1182 р. 85/2 коп. Пожарных лоша­дей 21. Все они содержатся частными лицами по осо­бым контрактам, на что Думою расходуется в год 284 р. 50 коп. Кроме этого отпускается на ремонт ин­струментов 122 р. На отопление и освещение казарм и сарая, где помещаются пожарные инструменты, — 259 р. 51/2 коп. Всего — 4411 р. 86/2 коп.

Состав пожарных команд предполагаемый:

В 1-й части города:

  • 1 большая заливная машина нового устройства, 2 обыкновенные машины пароконные, 3 бочки паро­конные, 1 дроги с баграми, лестницами, щитами и проч. Лошадей — 16, багров 12, лестниц обыкновен­ных 2 и одна складная, ломов 6, топоров 6, лопат 6 и щитов 8. Прислуги 9 человек и один брандмейстер или старший.

По этому же расчету устраивается и 2-я часть. Следовательно, в обеих частях будет действующих инст­рументов: 2 большие заливные машины новой конструкции, 4 обыкновенные машины, 6 бочек, 2 дроги с баграми и проч... В запас 4 обыкновенных машины и 10 бочек.

Пожарные служители должны быть сменены воль­нонаемными, так как положительно известно, что вольнонаемный труд гораздо полезнее обязательного.

Полагая в обеих частях 18 человек рабочих с жа­лованием по 8 р. в месяц, потребуется в год 1718 руб. 2 старших или брандмейстера, которые могут быть нанимаемы из ответственных унтер-офицеров хороше­го поведения, полагая по 15 руб. в месяц. В год — 360 руб.

Лошади должны также составлять собственность пожарной команды и состоять в полном распоряже­нии полицмейстера во всякое время. Это принесет ту выгоду против найма лошадей для пожарного обоза по контракту, что на этих лошадях в свободное время можно производить городские работы. Да и употреб­ление одних и тех же лошадей на пожарах приучит их к этим случаям, и они не будут пугливы.

Содержание всей пожарной команды и обоза, счи­тая:

  • жалование служителям — 2078 р.;
  • содержание лошадей — 1854 р.;
  • ремонт инструментов упряжи — 122 р.;
  • отопление и освещение — 200 р.;
  • всего — 4257 р.

Таким образом, содержание пожарной команды будет дешевле, чем теперь, на 154 р. 86/2 коп.

Кроме этого, необходимо устроить в различных местах города (по крайней мере в четырех) удобные спуски с плотами на реки, для удобного снабжения города водой во время несчастных случаев пожара. Спуски эти должны быть устроены с плотами, на которых бочки могли бы свободно помещаться. Один из таких спусков должен быть устроен вблизь квартиры наказного атамана, другой близь Никольского моста, третий у старого моста и четвертый на Иртыше выше бань купца Колпакова, на Кадышевском форштадте».

Городская Дума не поддержала предложения по­лицмейстера города и в свою очередь направила 31 августа следующее донесение генерал-губернатору За­падной Сибири:

«... Вопрос об устройстве в г. Омске пожарного обо­за и вообще пожарной части по распоряжению Тоболь­ского Губернского Правления, последовавшего с предписанием Господина Министра внутренних дел был во всей подробности обсужден в октябре месяце 1865 года в Особом Комитете, образованном из депутатов от до­мовладельцев от всех сословий под председательством окружного начальника. Занятия этого Комитета про­ходили на основании инструкции Министерства внут­ренних дел и изложены в постановлениях, состоявших­ся ранее. Но все предположения Комитета, одобрен­ные городским обществом по устройству пожарной ча­сти в городе Омске, остаются неисполненными пото­му, что город не имеет средств, а пособие из страхо­вого сбора доселе еще неотпущено.

Доклад омского полицмейстера с изъяснениями в оном соображении, не обнимая всех вопросов об устройстве пожарной части в городе Омске согласно инструкции Министерства внутренних дел по сему предмету для руководства предписанных, представляет такие жела­ния, кои противоречат всем основным правилам о го­родском хозяйстве и устройстве пожарной части. Вся хозяйственная часть, содержание пожарного обоза и снарядов лежит всюду на общественном управлении. В распоряжение же полицмейстера поступает обоз только на время действия при пожарах.

Пожарные лошади, будут ли они собственные обще­ства или наемные, ни в каком случае не могут быть употребляемы в какие бы то ни было работы потому, что о времени пожара знать нельзя, следовательно, и люди, и лошади должны быть готовы ехать на пожар во всякую минуту. Наем вольных людей для пожарной команды городским обществом постоянно был отрица­ем. В соображениях о сумме стоимости содержания чис­ла лиц состава пожарной команды не соответствует составу обоза. При содержании лошадей не положено ку­черов, не положено также ремонта на лошадей и сбрую.

Донося о сем, Омская Городская Дума имеет честь почтительнейше испрашивать разрешения Вашего Вы­сокопревосходительства в виду всего вышеизложенного, следует ли ставить ныне новый Комитет для обсужде­ния вопроса, который был обсужден уже, но досель еще невыполнен по неполучению пособия и не отложить ли вопрос о сем до выдачи городскому обществу ассигно­ванных уже 12500 рублей из страхового сбора, когда явится уже настоятельная надобность пересмотра предположения вследствие усовершенствования инстру­ментов пожарного обоза по изобретениям, явившимся после 1865 года. При сем представляется список инструментов пожарного обоза, предложенных Комитетом и утвержденных обществом:

1. На заведение и выписку вновь инструментов для пожарного обоза, а именно:

  • труб французской системы — 4 с ходами 4-колесными с крыльями — 2020 руб.;
  • большую пожарную трубу английской системы — 925 руб.;
  • 12 бочек в 30 ведер — 180 руб.;
  • 8 летних ходов на железных осях в 125 руб. каждый ход — 1000 руб.;
  • зимних ходов — 12 на 240 руб.;
  • лестниц обыкновенных одиноких — 4;
  • багров: боль­ших — 20, средних — 20 и малых — 20, топоров — 24, вил больших — 20 и 20 малых, ведер пеньковых — 48, лопат железных — 24 и деревянных окованных — 48, кошек же­лезных — 2, крюков железных — 2.

На заведение всех этих предметов предполагается 704 руб., войлочных завесов больших 4 и малых 6 на 270 руб.

Линеек летних — 2 на 550 руб. и зимних — 2 на 140 руб. Багровых ходов летних на железных осях — 4 на 632 руб. и 4 зимних — на 200 руб. Лестницу по системе Вильомса Розе одну — 200 руб. На провоз из Санкт-Петер­бурга труб и лестниц Розе по выпуску 500 руб. ИТОГО — 7561 руб.

2. На устройство при 2-й части временной каланчи — 600 руб.

3. На заведение двух колоколов — 380 руб.

4. Устройство трех новых бассейнов — 1200 руб.

5. Для двух частей города в каждую по 7 пар лоша­дей — 14, полагая по 200 руб. за пару — 2800 руб.

6. Шести вольнонаемным кучерам, каждому по 80 руб. — 480 руб.

7. Для управления инструментами и караула на ка­ланчах предположено оставить из пожарной команды по 9 человек для каждой части, всего 18 солдат, пред­полагая на содержание каждого служителя ежегодно, согласно росписи утвержденных губернским начальством на 1864 год, по 39 руб. 74 3/4 коп.

8. По предположению двум брандмейстерам по 200 руб. А всего 14136р. 63 1/2 коп. На ремонт и возоб­новление инструментов и водохранилищ предполагается 10%».

Шло время, а каких-либо существенных преобра­зований в пожарной охране не происходило. Пожела­ния как полицмейстера города, так и городской Думы не были реализованы. Бытовые условия не улучша­лись, городская Дума отказала и в пособии детям ниж­них чинов пожарной команды, рекомендовав заменить женатых холостыми нижними чинами.

На 1884 год городская Дума выделила для ремонта пожарного обоза 301 руб. 66 коп. В I полугодии из­расходовали 282 руб. 72 коп. на приобретение рука­вов, ремонт старой машины и другие цели. 13 июля постановлением городской Думы было разрешено го­родской Управе производить расход во второй поло­вине года из остатков от других статей. А если их не будет, то расход в размере не более 200 руб. отнести на сметы будущего года.

Но и этих средств было крайне недостаточно для улучшения пожарной охраны в городе. К концу века пожарные команды оставались на прежнем уровне, в то время как город строился и расширялся.

В вышедшем в 1908 году под редакцией Мельни­кова сборнике «Сибирь, ее современное состояние и нужды» была помещена интересная статья омского старожила Г.Н. Потанина под названием «Города Си­бири». В ней дается характеристика Омска 80-х годов XIX века:

«Омск, третий по величине город Сибири, до настоящего времени который уступал городам Том­ску и Иркутску как в просвещении, так и в богатстве.

...Значительный процент городского населения со­ставляли отставные чиновники, отставные офицеры и солдаты. В Омске была самая дешевая жизнь на всем расстоянии от Петербурга до Иркутска и в то же вре­мя, благодаря генерал-губернаторской резиденции, здесь было веселей, чем в каком-нибудь губернском городе: здесь бывали концерты, спектакли, балы и прочее. Поэтому омские чиновники, вышедшие в от­ставку, никуда не уезжали и оставались здесь, и даже из Иркутска и Оренбурга отставные чиновники съез­жались сюда досиживать свой век на пенсии.

...Солидной торговли в городе не было. Магазины торговали только офицерскими вещами: портупеями, эполетами да дамскими блондами, лентами и круже­вами.

Казенные здания все были каменные. Все осталь­ные постройки были деревянные. Теперь, когда жизнь Сибири повсюду перекраивается на новый лад, когда характеры сибирских городов изменяются, и Омск на пути к преобразованию. За Омском начинает упрачиваться слава будущего торгового центра. Московские купцы избрали его складочным местом своих товаров, а иностранные фирмы устроили здесь свои конторы, отчасти для продажи сельхозмашин, отчасти для по­купки масла.

Из военного лагеря Омск стремился превратиться в купеческий пакгаус. Дробь барабана хочет сменить­ся щелканием счет».

В 1885 году в Омске организовано вольное пожар­ное общество, которое с 1900 года стало иметь на Ка­зачьем рынке пожарную команду, работавшую только в летнее время потому, что размещался обоз в холод­ных сараях. На вооружении обоза было две бочки и 8 лошадей.

В обзоре Акмолинской области за 1886 год при­ведены интересные сведения по городу Омску и уезду.

Так, площадь казачьих и других земель составляла 9271,3 кв. версты. Население: оседлое — 48220 чело­век, кочевое — 34926 человек.

На содержание пожарной части в смете города было заложено 7664 руб. 58 коп. К этому времени штат пожарной части составлял 42 человека, обоз обслужи­вало 38 лошадей. В состав обоза входили 4 заливные трубы и 10 бочек.

В этом году в городе и уезде произошло 58 пожа­ров с ущербом 14667 руб. 80 копеек. Наибольшее ко­личество пожаров произошло от неосторожности (17) и «дурного устройства труб и печей» (11).

1891 год положил начало значительному развитию города в связи со строительством Сибирской желез­ной дороги. Растет население города, развивается тор­говля. По всеобщей переписи население Омска в 1900 году составляло 52 тысячи человек. К этому времени в городе работали 3 средних, 4 специальных и 22 низ­ших учебных заведения, в которых обучалось 3850 че­ловек. Насчитывалось 800 торговых заведений, 113 заводов и фабрик. Расширялась торговля сельскохо­зяйственными орудиями.

В апреле 1893 года в Омске было организовано го­родское Общество взаимного страхования от огня. В 1896 году Общество выделило городской Управе 1000 рублей на приобретение машины для тушения пожаров. В этом же году за ущерб от трех пожаров по застрахованному имуществу Обществом выплачено 407 рублей 52 копейки.


НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ (1901–1917 ГОДЫ)

В начале XX века руководство пожарными частя­ми возглавлял брандмейстер казак Дорохов — владе­лец трех домов. В целях извлечения дохода от своего хозяйства он варварски эксплуатировал не только по­жарных, но и членов их семей, бесцеремонно застав­ляя обслуживать его личное хозяйство. Силами пожар­ных Дорохов выстроил себе и дачу.

Городская Дума, заботясь о содержании жандарм­ских, полицейских и судебных органов, а также об устройстве балов и маскарадов в офицерском доме, о пожарной охране вспоминала только после крупных пожаров.

В ночь с 24 на 25 ноября 1910 года в городе сго­рела вместе со всеми постройками Пряничная фаб­рика. По поводу происшедшего пожара Акмолин­ский губернатор писал в Омскую городскую Упра­ву:

«Пожар на Пряничной фабрике еще раз подтвердил недостаточность состава пожарной команды, так как и людей, и бочек оказалось мало, особенно при возке воды из Иртыша.

Прошу Городскую Управу обсудить вопрос об увели­чении числа бочек и числа пожарных служителей, а равно поторопиться со скорейшим окончанием вопроса об ус­тройстве водопровода...».

24 января 1911 года городская Управа обсудила этот вопрос и в справке отметила, что в настоящее время пожарный обоз состоит из 4-х постоянных, 2-х запас­ных машин и 12 бочек. Кроме этого, есть две незанумерованные бочки для доставки воды на ежедневные нужды пожарного обоза. Для оборудования еще од­ной бочки и содержания 2 пожарных служителей и 2 лошадей потребуется 648 рублей 57 коп.

Учитывая, что пожарный обоз Омской вольно-по­жарной дружины зимой прекращает свою деятель­ность, городская Управа вышла с предложением в правление общества о передаче в пользование города на зимний период пожарного обоза. Общество дало согласие до наступления теплого времени уступить обоз городу.

Управа вынесла на рассмотрение городской Думы этот вопрос и со своей стороны просила:

  1. На зимний период для пополнения пожарного обоза взять из Омского вольного пожарного общества 2 бочки без ходов, 8 лошадей и 2-х пожарных служителей.
  2. Приобрести для бочек, уступаемых пожарным обществом, два зимних хода.
  3. Имевшиеся при городском пожарном обозе две незанумерованные бочки причислить к пожарному обозу.
  4. Для обслуживания обоза в 4 бочки пригласить, кроме 2-х пожарных служителей пожарного общества, еще 6 служителей.

Однако и такую незначительную просьбу Управы в Думе не поддержали, ссылаясь на отсутствие денеж­ных средств.

Штат личного состава пожарной команды к этому времени составлял 40 человек (1-я часть — 22 челове­ка, 2-я часть — 18 человек). Служба пожарными не­слась бессменно и безотлучно на протяжении несколь­ких месяцев. Такой порядок службы вынуждал к раз­мещению пожарных вместе с их семьями в общежи­тиях, представляющих собой общую казарму, разде­ленную на отдельные углы половиками, занавесками и, в лучшем случае, ширмами. Каждая непродолжи­тельная отлучка в город разрешалась в порядке оче­редности помощником брандмейстера команды, а бо­лее длительная – только брандмейстером при условии подмены лицом, даже не имеющим никакого отноше­ния к команде (такие люди нанимались из ночлежек).

Рабочий день пожарных заключался в уходе за ло­шадьми и обозом, а также несении постовой службы на каланче, у ворот и нарядов по трубной и в конюш­не. От случая к случаю проводились строевые заня­тия, больше вызываемые проминкой лошадей. Повоз­ки были тяжелые и неудобные, не легче был и пожар­ный инвентарь. Например, ломы достигали 8 кг, то­поры — 7 кг, багры — до 6 кг. Спасательных и предохранительных приборов, за исключением касок и ве­ревок, не было.

27 мая 1911 года Чернавин, Ломоносов и Шагалов проверили состояние пожарного обоза и докладывали в Постоянную ревизионную комиссию:

«...Пожарный обоз найден комиссией в удовлетворительном состо­янии. В неисправном виде найдена лишь большая ма­шина с ручным насосом, где было в неисправности колесо и лопнуло металлическое основание насоса, привинченное к ходу машины.

Комиссия признает крайне нежелательным отсут­ствие у пожарного обоза запасных частей, так как бла­годаря этому обстоятельству как бочки, так и маши­ны обоза в случае поломки выходят из строя на все время починки.

В помещении пожарного обоза комиссией обраще­но внимание на плохие печи и ворота, покрытые ще­лями. Как то, так и другое не дает возможности дер­жать зимой воду в бочках на случай пожара.

При осмотре дворов Управы и Полицейского Уп­равления комиссией замечены вдоль забора какие-то клетушки не выше 3 аршина, построенные из старого гнилого теса. Как оказалось, эти клетушки служат: городским рабочим для содержания всякой живнос­ти, а пожарным — в качестве дачных построек, где по­жарные спят летом...».

В августе 1911 года Чернавин произвел осмотр ка­зарм, в которых размещались 1-я и 2-я пожарные ча­сти, о чем подготовил справку в Постоянную ревизи­онную комиссию:

«1-я пожарная часть. Казармы рабочих находятся в деревянном доме во дворе Городского полицейского управления. Для нижних пожарных чинов отведено: в подвальном этаже 4 комнаты и в первом — 3 комнаты. В этих семи комнатах помещается двадцать пять се­мейств, т.е. по несколько семейств в комнате.

Ютясь по углам, нижние чины пожарных команд все же не имеют «своего угла».

Место каждого семей­ства обозначено кроватью, закрытой ситцевыми занавесками. Эти занавески и отделяют помещение одно­го семейства от общей для всех комнаты. Если семей­ство велико и не умещается ночью на кровати, то не­которые из членов семейства располагаются для ноч­лега на полу.

Когда я осматривал эти помещения, был день, большинство семей находилось на дворе, и особен­ной тесноты в комнатах не было, но можно предста­вить какая теснота бывает ночью в комнате площа­дью в 10x14 шагов, где помещается три семейства, т.е. приблизительно 15 человек и где часть комнаты занята большой русской печью.

Теснота и духота, царящие в казармах для пожар­ных, заставляют их перебираться летом в клетушки, устроенные ими из старого леса во дворе, вдоль забо­ра по Думской улице.

Зимой же приходится переносить не только эти не­удобства, но также сырость и холод в подвальном по­мещении, на что мне особенно жаловались пожарные. Надо сказать, что в подвальном этаже помещается семнадцать семей.

В верхнем этаже хотя тоже тесно, но в нем теп­лее, чем в подвальном. Здание казарм старое и требу­ет капитального ремонта.

2-я пожарная часть. Казармы помещаются в двух деревянных зданиях, в каждом из которых для ниж­них чинов отведено по три комнаты. Первую казарму занимает 9 семейств, состоящих из 32 человек. В этой казарме мне пришлось слушать жалобы на царящий зимой в комнатах холод. По словам сопровождавшего меня помощника брандмейстера причина холода -плохой ремонт здания после пожара, когда выгорела часть конопатки. Зимой в некоторых комнатах про­мерзают углы и окна. Таким образом, приходится ста­вить железные печи для того, чтобы в доме можно было жить.

Во второй казарме проживает 12 семей, состоящих из 40 человек. В этой казарме тепло, но так же тесно, как и в остальных.

В общем же в шести комнатах обеих казарм 2-й пожарной части проживает 21 семейство, или 72 че­ловека.

Останавливаясь на способе размещения в казармах нижних чинов пожарных команд, я считаю необходи­мым высказаться против устройства семей пожарных в различных углах одной и той же, и притом общей для всех комнате.

Я полагаю, что семейным пожарным необходимо отвести отдельное для каждой семьи и притом свет­лое помещение, чего можно достигнуть, разделив ком­нату деревянными перегородками на достаточно про­сторные отделения. Холостые пожарные могут поме­щаться в одной комнате. Что же касается холода и сырости в пожарных казармах, то необходимо просить Городскую Голову командировать Городского Инже­нера для осмотра зданий и принять меры к устране­нию указанных недостатков.

2 сентября 1911 года мною были также осмотрены помещения, снаряды и сбруя 2-й пожарной части.

Помещение, где находятся машины и бочки, тре­буют немедленного ремонта. Печи внутри провали­лись, топить их нельзя, а поэтому нельзя также дер­жать зимой бочки наготове из опасения, что вода в них замерзнет и разорвет бочку. Правая стена сарая осела и около потолка образовалась широкая щель.

Сами пожарные снаряды найдены мною в порядке, сбруя — тоже, но должен отметить, что сбруя – старая и скоро может отказаться служить. Запасных частей для машин и бочек нет.

В заключение скажу несколько слов об осмотрен­ной мною пожарной каланче во 2-й части. Каланча эта — очень стара и прежде качалась, как говорят по­жарные, при всяком ветре. Теперь она укреплена внут­ри балками, а снаружи столбами. Однако даже и при этих подпорках каланча все же качается при сильном ветре.

Лестница, ведущая наверх, — крутая. Площадки очень малы, так что часовые при сбегании вниз часто ушибаются о столбы, которые здесь проходят.

В настоящее время город так разросся, что калан­ча эта оказалась слишком низкой. Чтобы исправить этот недостаток, пожарные придумали устроить стре­мянку, ведущую на крышу. Стремянка эта сделана из доски с грубо набитыми на ней перекладинами. Пе­рил нет.

Для поднятия на самую крышу каланчи к гребню крыши привязана веревка, держась за которую, часо­вой достигает положения, откуда можно определить место пожара.

Совершать эти головокружительные и опасные для жизни подъемы берется лишь один «подчасок». И дей­ствительно, достаточно небольшого дождя, чтобы сде­лать и крышу, и стремянку скользкими. Достаточно одного неверного движения, чтобы этот «подчасок» поплатился жизнью за неустройство пожарной ка­ланчи.

Я полагаю, что необходимо просить Городскую Го­лову немедленно командировать Городского Инженера для производства надлежащего ремонта в здании пер­вой казармы 2-й пожарной части.

Что касается каланчи, то, по моему мнению, вме­сто нее надлежит устроить новую, более высокую и удобную. До постройки же новой каланчи надлежит Городскому Инженеру устроить вполне безопасную лестницу на крышу каланчи, если только нельзя обой­тись без этого способа отыскания мест пожара.

Вопрос о постройке новой каланчи тема более сво­евременна, что в Городской Думе в скором времени будет рассматриваться вопрос об устройстве 3-й по­жарной части. Необходимо также обратить серьезное внимание на отсутствие запасных частей, так как в случае даже небольшой поломки или порчи какой-либо машины или хода, этот номер не может выехать на пожар, впредь до починки испорченной части».

В первой части конюшня также была ветхая, тесо­вая крыша прогнила, в ней имелись не только щели, но и дыры, через которые попадал дождь и снег. По­жарные обозы попросту гнили.

Личный состав имел форменное обмундирование, состоящее из суконного костюма зимой и хлопчато­бумажного летом, а также бушлатов. Брезентовых ко­стюмов для работы на пожарах не было. Особое зна­чение придавалось состоянию и форме сапог. Так как работать приходилось в задымленных помещениях, на коленях, пожарные носили сапоги с удлиненными голенищами. Каблуки у сапог были низкими и без подков, что обеспечивало устойчивость при работе на крышах и карнизах.

Труд пожарных оплачивался по окладной системе. Оклад жалования пожарному определялся временем года и выражался: летом — 22 рубля, зимой — 18 руб­лей. Абсолютное большинство пожарных занималось кустарным ремеслом, преимущественно по ремонту обуви, изготовлению жестяной посуды, плетению кор­зин и т.д., что давало подсобный заработок.

В порядке поощрения к дням религиозных празд­ников пожарным выдавалось вознаграждение от 2 руб­лей 50 копеек до 3 рублей из средств, скапливаемых в промежутки между праздниками брандмейстером ко­манды за охрану городского театра и пожертвований за работу на пожарах.

4 ноября 1911 года на заседании городской Думы рассматривался вопрос об организации третьей пожар­ной части. Требовались средства в сумме 5040 рублей на содержание штата, 16 лошадей и 8 бочек. Но воп­рос не был решен из-за отсутствия в городе помеще­ний для размещения пожарного обоза и личного со­става.

Пожары в городе не прекращались, и комиссия городской Думы 17 декабря 1911 года издала обяза­тельное постановление, согласно которому предписы­валось:

  1. На всех дворовых участках, выходящих на улицы, площадки и кварталы города, могут разрешаться камен­ные строения.
  2. В пределах города возводить деревянные двух­этажные здания не разрешается.
  3. Все строения, находящиеся в черте города, раз­решается крыть только железом или другими несго­раемыми материалами.

За 1911 год в Омске и уезде произошел 51 пожар, нанеся ущерб в размере 180325 рублей.

31 июля 1912 года городская Дума приняла реше­ние о расширении помещений в пожарных частях по проектам, разработанным городским архитектором. В первой пожарной части намечалось расширить ка­зармы, сделать пристройки на три стойла в конюшне и сарай для одной бочки. Во второй пожарной части пристроить к существующей каменной конюшне по­мещение для пяти лошадей и двух бочек. Однако и это решение осталось только на бумаге.

В 1913 году вступила в строй 1-я линия пожарного водопровода.

В памятной записке Акмолинской области указы­валось, что за 1913 год в области произошло 232 по­жара, уничтоживших 651 строение на сумму 465 ты­сяч 971 рубль. Значительная часть пожаров произош­ла в Омске.

Эти обстоятельства вынудили городскую Думу в смете на 1914 год еще раз предусмотреть расходы на строительство каменной пристройки для пяти лоша­дей во 2-й пожарной части, каменной пристройки для трех лошадей и деревянной пристройки на одну боч­ку в 1-й пожарной части, а также каменной пожар­ной каланчи.

Водонапорная башня на улице Скорбященской (ныне - улица Гусарова) постройки - 1913 годаСтроительство пожарной каланчи 26 апреля 1914 года начал крестьянин Нижегородской губернии Ми­хаил Андреевич Кузнецов и закончил его 24 сентября 1915 года. На первом этаже были предусмотрены по­мещения для паровой пожарной трубы, а на втором этаже — квартира брандмейстера.

В этом же году в городе построили водопровод дли­ной около 23 верст и производительностью 360 тысяч ведер в сутки. Однако водопроводная сеть с 15-ю водозаборами и 70-ю домовыми ответвлениями не мог­ла обеспечить жителей города водой и спасти город от опустошительных пожаров. Она обслуживала лишь четвертую часть населения. Остальные жители и осо­бенно быстроразвивающиеся окраины не имели вбли­зи водопроводных линий и пользовались только грун­товыми и речными водами.


ПОЖАРНАЯ ОХРАНА ПРИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1917–1940 ГОДЫ)

Октябрьская революция 1917 года по-новому по­ставила вопрос о роли и значении пожарной охраны в деле борьбы с пожарами.

17 апреля 1918 года В.И. Ленин подписал Декрет «Об организации государственных мер борьбы с ог­нем». В этом документе была четко определена необходимость постановки правильной и планомерной организации государственных мер борьбы с пожара­ми предупредительного и оборонного порядка.

Целью Декрета был охват всего народного хозяй­ства страны сетью необходимых противопожарных мероприятий, способных защитить ее от разрушитель­ной силы пожаров.

Декретом предусматривалось:

  • издание инструкций и обязательных постановле­ний о мерах предупреждения и тушения пожаров;
  • установление порядка сбора материалов и форм ведения пожарной статистики;
  • наблюдение за исполнением постановлений по пожарной части и за правильным расходованием де­нежных средств;
  • контроль за производством на фабриках и заво­дах предметов противопожарного оборудования и ин­вентаря;
  • производство испытаний по применению новых изобретений и усовершенствований в области предуп­реждения и тушения пожаров;
  • устройство пожарных выставок, съездов, совер­шенствование противопожарного водоснабжения, ус­тройство пожарной сигнализации;
  • подготовка специалистов пожарного дела, откры­тие пожарно-технических училищ, школ и курсов;
  • издание общедоступных материалов по пожарно­му делу и огнестойкому строительству.

Осуществление предупредительных и оборонных мер борьбы с пожарами возлагалось на Пожарный со­вет, работу которого возглавил главный комиссар по делам страхования и борьбы с огнем Марк Тимофее­вич Елизаров.

Однако советское строительство в Омске, как и во всей Сибири, было прервано контрреволюционным мятежом. В дни опасности, нависшей над молодой Советской республикой, пожарные встали на сторону большевиков.

Трудности военного времени привели к тому, что неудержимо нарастало недовольство населения поли­тикой колчаковского правительства. В городе участи­лись пожары на военных предприятиях, выполняю­щих заказы белого командования.

Пожарные части при выезде на такие пожары не торопились и прибывали к месту, когда огонь уже уничтожал здания, сырье и оборудование. Так «туши­лись» пожары, происшедшие на заводе Рандрупа, в обувной мастерской Машинского, которые работали на белогвардейцев.

При отступлении белых из Омска пожарным уда­лось в неимоверно сложных условиях сохранить на частных квартирах лошадей и пожарный обоз. Под пулями отступающих белогвардейцев 14 ноября 1919 года пожарные тушили подожженные военные скла­ды и железнодорожные пакгаузы, в которых находи­лось продовольствие и военное имущество. Спасая от огня материальные ценности, пожарные стремились достойно встретить вступавшие в город отряды Крас­ной Армии.

Осуществление ленинского Декрета «Об организа­ции государственных мер борьбы с огнем» началось в Омске сразу же после изгнания колчаковцев и интер­вентов.

27 ноября 1919 года на общем собрании пожарных было принято постановление об организации губерн­ского профессионального Союза пожарных. В резо­люции по текущему моменту говорилось, что «зада­чей Союза пожарных должна являться твердая, неук­лонная поддержка партии и руководимых ею Советов во всех мероприятиях, организуемых с целью победы над капиталом». Первыми председателями Союза из­брали топорников 2-й пожарной части Ленточкина и Диденко. В начальный период своей организации Союз объединял около 300 членов.

23 декабря 1919 года состоялось заседание прези­диума Омского губсовнархоза. С докладом о ликвида­ции бывших страховых обществ и организации пожарно-страхового подотдела при губсовнархозе выступил начальник страхового отдела Бендер. Обсудив этот вопрос, члены президиума решили создать пожарно-страховой подотдел и назначить заведующим Бендера, а члена президиума Яковлева наблюдателем за де­ятельностью подотдела. В состав подотдела вошли брандмайор Макаров, инспектор Малошейченко, де­лопроизводитель и машинистка.

По состоянию на 1 января 1920 года в городе на­считывалось пять пожарных частей. В штатах 1-й и 2-й пожарных частей числилось по 23 человека. В состав каждого обоза входили трубный, багровый, рукавный хода и пять бочечных ходов. Обоз обслу­живали 22 лошади, четыре из которых находились в резерве.

3-я пожарная часть (организованная в 1919 году) имела штат 15 человек, 4-я и 5-я пожарные части — по 20 человек.

4-я часть обслуживала Атаманский хутор (Ленинс­кий район) и размещалась в каркасного типа трубном помещении по ул. 11-й Ленинской, имея на одном из общежитий наблюдательную вышку — каланчу.

5-я часть располагалась в Куломзино (Кировский рай­он) в деревянном помещении бывшей ветряной мель­ницы. Данные пожарные части, оставаясь в админи­стративном подчинении за местными исполкомами, в пожарно-техническом отношении перешли в подчи­нение пожарно-страхового подотдела и получили свой порядковый номер. Они имели по 5 бочечных ходов и одному багровому ходу. Каждый обоз имел по 18 лошадей, 3 из которых держались в резерве. Отсут­ствие рукавных ходов в обозах 4-й и 5-й пожарных частей объясняется тем, что водопровода в этих райо­нах не было.

Таким образом, пожарная охрана города с его при­городами свою деятельность при Советской власти начала в следующем составе:

  • пожарных частей — 5;
  • штат личного состава — 100 человек;
  • боевых повозок — 35, из них: трубных ходов — 5, бочечных ходов — 22, багровых ходов — 5, рукавных ходов — 3;
  • лошадей – 92.

В первый период становления Советской власти в Омске имел место ряд крупных пожаров. Так, 18 ян­варя 1920 года сгорело городское училище и здание 2-й гостипографии. Город был засорен ярыми про­тивниками новой власти, поэтому не обходилось и без поджогов. 28 декабря 1920 года в результате поджога сгорел химический завод Губсовнархоза. Пожар длил­ся более восьми часов.

В июле 1920 года возведенный в должность еще при Колчаке брандмайор Макаров с занимаемой дол­жности был смещен, а позднее органами Советской власти за участие в контрреволюции расстрелян.

На должность брандмайора города назначили спе­циалиста пожарного дела М.М. Гончаревича. Его за­ступление в должность отмечается развертыванием профилактической работы, восстановлением распавшегося за период революции Добровольного пожар­ного общества и попытками к пополнению пожарно­го обоза механическими средствами за счет 3-тонной машины марки «Адлер», автолинейки и восстановле­ния в качестве легковой машины малолитражки «Пежо». Однако эта техника впоследствии была пе­редана в другие организации города как не отвечаю­щая требованиям службы в пожарной охране.

В начале 1920 года в Омске, как в губернском го­роде и столице Сибири, были созданы Губернская и Сибирская краевые пожарные организации: Губпожар, возглавляемый Мироненко, и Сибпожар, возглавляе­мый Пьянковым.

Поставленная брандмайором Гончаревичем цель — восстановить деятельность Добровольного общества путем вовлечения прежних добровольцев стала реаль­ностью. На базе третьей пожарной части вновь заро­дился и начал действовать актив добровольчества.

20 мая 1920 года был положен конец укоренившей­ся непрерывной системе труда пожарных. Личный состав городских пожарных частей перевели на 2-сменную систему дежурства, что было сопряжено с большими трудностями по размещению вновь приня­того личного состава. Пришлось уплотнять существу­ющие общежития.

Следует отметить, что комплектование новой сме­ны проходило в самый тяжелый период советской вла­сти, период голода и разрухи. Эпидемия сыпного тифа усугубляла положение. Все это отразилось и на пожар­ной охране. Дисциплина резко падала.

Семейные бойцы, перейдя на работу в две смены и пользуясь свободным от дежурства временем, при­нялись за побочные работы. С пополнением команд новыми людьми на почве голода возникли массовые хищения, в особенности продуктов питания. Недоеда­ние и применение в качестве продуктов всевозмож­ных суррогатов вызывало массовые желудочные забо­левания. Отсутствие кормов резко отразилось на упи­танности лошадей, они слабели, увеличился падеж.

Вновь принятый состав команд не выдерживал тяже­лых условий службы и с работы сбегал. Уходившие уносили с собой спецодежду, пополнение которой не производилось из-за ее отсутствия.

25 августа 1920 года на заседании Омского Губревкома было принято решение о передаче пожарного дела из Губсовнархоза в Губкоммунотдел.

А через месяц, 24 сентября, Губкоммунотдел напра­вил в местные исполкомы информацию о том, что Губисполкомом на основании Декрета Совнаркома от 12 июля пожарно-страховой подотдел разделен на два самостоятельных учреждения: Страховой отдел и Ом­ское губернское пожарное управление при Губкомотделе, которое размещается в здании на ул. Троцкого, 10, комната 1 и имеет телефон № 63. По этому адресу и следовало обращаться по всем вопросам в отноше­нии пожарной охраны в Омской губернии.

Учитывая, что пожары в Омске приняли система­тический характер, и особенно на промышленных предприятиях, заместитель председателя Губисполкома Попов 31 декабря 1920 года подписал приказ, ко­торым объявил Омскую пожарную команду на поло­жении воинской части и приказал брандмайору Гончаревичу: «...обратить особенное внимание на быстрое и тонное исполнение служащими команд всех приказа­ний, ведущих к поднятию боеспособности..., предостав­ляет ему право виновных в неисполнении распоряжений немедленно арестовывать, налагать взыскания в адми­нистративном порядке вплоть до заключения в лагерь принудительных работ сроком до 30 суток...». Началь­никам милиции поручалось «... оказывать полное и не­медленное содействие Гончаревичу при исполнении им служебных обязанностей при тушении пожаров...».

В этот тяжелый для новой власти период пожар­ная охрана находилась в критическом положении. Открытую в 1919 году 3-ю пожарную часть по причи­не голода и разрухи, отсутствия фуражных кормов в начале 1922 года пришлось закрыть и за счет ее по­полнить катастрофически недостающий штат 1-й и 2-й пожарных частей. Здание 3-й части Губкоммунотделом было разобрано, и материал использовали на топливо.

С ликвидацией 3-й пожарной части замерло на долгие годы и добровольное пожарное общество, со­зданное с приходом Советской власти. В тяжелых ус­ловиях прожили это время 4-я и 5-я пожарные части, причем каланча 5-й части в бытность брандмейстера Рагожина в 1920 году сгорела.

Голод и разруха 1920-1921 годов сопровождались пожарами преимущественно в жилом секторе. Основ­ной причиной пожаров было массовое применение железных печей, устанавливаемых без соблюдения каких-либо мер пожарной безопасности. К серьезным пожарам этого времени следует также отнести пожа­ры в паровозном депо станции Омск и в здании Колокольниковской мельницы (Кировский мелькомби­нат).

Несмотря на тяжелые условия труда, наложившие свой отпечаток на все (особенно страдало конское поголовье), личный состав пожарных частей подчас доставлял к месту пожара технику, инвентарь на себе и обеспечивал охрану города. Пожарные понимали сложившуюся обстановку и будучи революционно на­строенными обеспечивали вверенный им участок ра­боты.

1920 год положил начало организации пожарной охраны в частях военного комиссариата. Первая по­жарная команда была создана на окружных артилле­рийских складах и усовершенствована до вполне офор­мившейся пожарной единицы в 1925 году.

Как и до революции, обозы пожарных команд ча­сто привлекались на хозяйственные работы: перевоз­ка грузов и дров, подвоз воды, очистка крыш от сне­га. Нередко на пожарах хозяйственные руководители различных рангов вмешивались без надобности в дей­ствия пожарных частей.

Учитывая это, 4 мая 1921 года Совет труда и обо­роны принял Постановление «О мерах к сохранению пожарных обозов и содержанию их в боевой готовно­сти», которое является актуальным и в наши дни. В Постановлении указывалось:

«...B целях сохранения пожарных обозов и ввиду необходимости содержания их в боевой готовности, а также в целях планомерной борь­бы с огнем Совет труда и обороны постановляет:

  1. Воспретить, под страхом предания суду, исполь­зование пожарных лошадей, инвентаря и рабочих на по­сторонние, не относящиеся к пожарному делу работы без соглашения с пожарной командой.
  2. Воспретить всем должностным лицам при туше­нии пожаров вмешиваться в распоряжения брандмайо­ров или брандмейстеров, а в местах отсутствия профессиональных пожарных команд начальников доброволь­ных дружин или пожарных старост.
  3. Обязать пожарные части немедленно доносить о всех нарушениях в местный губернский Отдел юстиции на предмет привлечения виновных к суду».

18 августа 1922 года в Омгубисполкоме был рас­смотрен вопрос о состоянии пожарной безопасности, организации пожарного дела и принято соответству­ющее постановление:

«а) Ввиду отсутствия других источников, для улуч­шения пожарного дела признать необходимым в целях недопущения полного распада пожарного аппарата вве­дение единовременного целевого сбора. Внесенный Коммунотделом проект принять с поправками и внести в Президиум ПИК. Мотивировать необходимостью вве­дения сбора как не успехом добровольного сбора, так равно медленностью и трудностью сбора страховых сумм.

б) Просит командующего войсками отпустить 15 комплектов обмундирования для организации вольно-пожарной дружины.

Начгубмилиции к 23 августа исполнить полностью приказ о выявлении, для наложения штрафа, незарегис­трированных в пожарном отделе предприятий и скла­дов.

Поместить ряд статей в местной печати для при­влечения местного населения к участию в организации вольно-пожарной дружины.

Брандмайору представить в недельный срок устав вольно-пожарной дружины на утверждение».

14 июня 1923 года произошел серьезный пожар на Омском винном складе. Комиссия, работой которой руководил начальник информационного отделения Омгуботдела ГПУ Константинов, провела тщательную проверку по пожару. В акте указывалось: «... При об­следовании пожара комиссия столкнулась с недопус­тимым в строительной практике фактом, когда конец деревянной балки, подходящей нормально к дымохо­ду, был заделан непосредственно в гнездо кирпичной стены и отделялся от канала дымохода перегородкой в полкирпича. Как естественное следствие — рано или поздно балка должна была загореться, даже при обыч­ной топке печи. В данном же случае имела место час­тая и интенсивная топка очага... Насколько темпера­тура отходящих топочных газов была высока в месте заделки деревянной балки, можно судить по тому, что разделяющий конец балки от дымового канала кир­пич был совершенно пережжен и легко рассыпался при прикосновении. Так что вне сомнения последнее время установилась непосредственная связь между концом деревянной балки и каналом дымохода...

Комиссия пришла к выводу, что пожар на Винном складе нельзя причислить к несчастным случаям».

В городе по-прежнему не хватало средств на со­держание пожарной охраны, устройство артезианских колодцев и баков, другие противопожарные меропри­ятия. 17 июля 1923 года Президиум уездного испол­кома возбудил ходатайство перед Губисполкомом «...об отчислении из сумм чистой прибыли у Страха 20% на содержание и оборудование местной пожар­ной команды и других мероприятий в противопожар­ном отношении». Это в какой-то степени должно было поддержать пожарную команду.

На следующий день, 18 июля, заведующий Омгубкомхозом Ческидов подписал приказ, которым были объявлены штаты Управления Губернской пожарной охраны и пожарной команды г. Омска:

  1. Заведующий губернской пожарной охраной и брандмайор — 1;
  2. Губернский пожарный инспектор — 1;
  3. Губернский пожарный инструктор — 1;
  4. Брандмейстеров 2-х частей г. Омска — 2;
  5. Помощников брандмейстеров — 2;
  6. Трубников (по 6 человек на часть) — 12;
  7. Подтрубников (по 6 человек на часть) — 12;
  8. Топорников всего — 38 (1-я часть — 22, 2-я часть —– 16);
  9. Кучеров всего — 26 (1-я часть — 14, 2-я часть — 12);
  10. Шоферов (при 1-й части) — 2;
  11. Надсмотрщик связи — 1;
  12. Телефонистов (по два на каждую часть) — 4;
  13. Ветврач — 1.

Всего: 103 человека. Далее в приказе сказано:

«Ввиду того, что команды работают на две смены, брандмейстерам, их помощникам, трубникам, подтрубникам, кучерам, шоферам и телефонистам выдаются сверхурочные в размере 160 часов в месяц.

На должности заведующего Губернской Пожарной Охраной и Брандмайора считать Родинова.

На должности Губернского пожарного инспектора считать Малошейченко.

На должности Губернского пожарного инструктора временно Галова.

На должность Брандмейстера 1-й пожарной части Константинова, 2-й части Плигина.

На должность ветврача Михайлова.

... Увольнение с этих должностей и замена назна­ченных работников другими производится по представ­лению Заведующего Пожарной Охраной.

Назначение и увольнение на остальные должности производится непосредственно по приказам Заведующе­го Губернской Пожарной Охраной.

В административном отношении Заведующий По­жарной охраной подчиняется помощнику Заведующего Финансово-хозяйственного Управления по Строитель­ству и Благоустройству.

... Штат конского состава оставить прежний:

  • в 1-й части: лошадей — 22; козлов — 1;
  • во 2-й части: лошадей — 20, козлов — 1.

Норма фуража также остается прежняя...».

В конце 1923 года брандмейстер 1-й пожарной ча­сти Константинов, окончивший в 1915 году Санкт-Петербургскую школу брандмейстеров, назначен на должность брандмайора. Первым его мероприятием было проведение полной замены лошадей, что дало возможность ликвидировать одно из узких мест в де­ятельности частей. С этого времени лошади пожар­ных частей подобраны строго по мастям, первая по­жарная часть имела вороных лошадей, а вторая тем­но-серых в яблочко.

В 1924 году зимний обоз дуговой запряжки пере­оборудуется на дышловой, видоизменяются и сами повозки, появляются первые 4-конные трубно-линеечные и пароконные трубно-бочечные хода, вытеснив­шие годами существовавшие багровые и трубные по­возки.

Перевод на дышловую упряжь зимнего обоза про­диктовал необходимость оборудования летнего дышлово-рессорного обоза. Оборудованием летнего обоза пожарная охрана многим обязана начальнику окруж­ного артиллерийского склада Редлиху, оказавшему пожарной охране неоценимую услугу в отпуске колес артиллерийского типа, осей, сбруй, изготовлении рес­сор и отпуске понтонных повозок, переоборудованных под открытого типа «линейки».

В 1924 году от общежитий семейно-бытового типа личный состав пожарных частей перешел на разме­щение в дежурных помещениях, созданных на базе существующей площади при каждой части. Новое де­журное помещение представляло собой казарму с вы­деленной комнатой под канцелярию части и телефон­ную. Оборудование дежурных помещений было до­вольно бедное и состояло из стола, скамей и желез­ных кроватей с тюфяками по количеству лиц боевого расчета.

Перевод личного состава частей на размещение в дежурных помещениях положил начало укреплению трудовой дисциплины и сократил выезд обоза по тре­воге до 1,5 минуты, доведя его до постоянства как днем, так и ночью.

К не менее крупным достижениям этого года сле­дует отнести пристройку к зданию конюшни 1-й по­жарной части, со стороны улицы 10 лет Октября, бре­венчатого двухэтажного здания пожарного депо на пять выездов. Комплексное размещение личного со­става дежурной смены, обоза и лошадей резко изме­нило боеспособность части, снизив время выезда до 40 секунд.

При новом пожарном депо был оборудован пер­вый красный уголок в команде и телефонная комна­та, положившая начало внутренней телефонной свя­зи и связи с военными объектами, а также электри­ческой сигнализации, заменившей дергачи.

Газета «Рабочий Путь» от 8 октября 1924 года пи­сала об этом здании:

«По улице Троцкого — в 1-й по­жарной части построено новое здание для пожарного депо. С фасада здание деревянное, за ним каменные конюшни. Постройка обошлась в 28 тысяч рублей. В депо много приспособлений для быстрого выезда пожарных по тревоге. Лошади стоят в конюшнях так, что по сигнальному звонку они сейчас же выводятся к готовой запряжке. Весь обоз заново отремонтиро­ван. Лошадей в части 22, из них 17 строевых. Коман­да пожарных — 75 человек, работает в две смены. В верху депо — просторная дежурная на 22 человека. Тут же будет красный уголок, для которого приспосабливается отдельная комната.

Любопытно устроен для пожарных спуск по тре­воге в «трубную» — через три спускных столба. Все депо освещается электричеством. Пожарные получа­ют от 29 до 33 рублей в месяц, имеют пока бесплат­ные квартиры».

Брандмайор Константинов начал плановую учеб­ную подготовку бойцов, предусмотрев в распорядке дня ежедневные теоретические и практические заня­тия, для чего во дворе 1-й части построил учебный городок.

Несмотря на принимаемые меры по борьбе с по­жарами, за пятилетие (1920–1924 годы) в Омске про­изошло 623 пожара. Основное количество пожаров произошло от следующих причин:

  • неисправность печей и дымоходов — 154;
  • усиленная топка — 81;
  • недостаточность, или полное отсутствие разделок — 67;
  • не установленных — 60;
  • недосмотр за приборами отопления — 29;
  • короткое замыкание электропроводов — 14;
  • поджоги — 11.

Способами извещения о пожарах были:

  • по телефону — 355;
  • с каланчи — 209;
  • по личному заявлению — 53;
  • по гудку — 6.

По времени суток пожары распределились следу­ющим образом:

  • с 24 до 6 часов — 96;
  • с 6 до 12 часов — 92;
  • с 12 до 18 часов — 123;
  • с 18 до 24 часов — 160.

По дням недели:

  • вторник и среда — по 64;
  • понедельник и четверг — по 65;
  • пятница — 70;
  • суб­бота — 72;
  • воскресенье — 16.

Время работы личного состава на пожарах состави­ло 1041 час 24 минуты, или 43 суток 9 часов 25 минут.

Одним из крупных пожаров 1924 года, получившим широкий общественный резонанс, является пожар в Мединституте. В газете «Рабочий путь» от 15 июля поместили две статьи об этом пожаре. В первой статье так описывался пожар:

«Около 10 часов вечера, 12 июля, из центральной столовой Омсельпрома и окон физического кабинета по­валил густой дым. Физический кабинет помещался на третьем этаже. Через 15 минут прибыла пожарная ко­манда первой части. К моменту приезда команды в фи­зическом кабинете произошел первый взрыв. Взорвался, по-видимому, дымоход.

Взрыв смутил пожарных. Команда минут 10 стояла в замешательстве. Потом бросилась во двор.

На месте пожара моментально собралась огромная толпа народа. Вскоре прибыли представители ГПУ, Губисполкома, Губкома. Прибыли отряды школы ГПУ, штрафная рота, угрозыск.

Одновременно с этим начался сбор всех пожарных ча­стей, которые вскоре прибыли к зданию Мединститу­та. Здание мединститута было оцеплено войсками. При­близительно в 10 часов 50 минут произошел второй взрыв. По-видимому, взорвался баллон с кислородом в физическом кабинете. Силой взрыва были выброшены рамы из третьего этажа. Опасаясь дальнейших взрывов, войска начали очищать от толпы весь район Мединститута.

Пламя быстро разгоралось. Огнем были охвачены фи­зический кабинет, механическая мастерская Мединсти­тута. Огонь захватил три этажа. К физическому ка­бинету нельзя было подступиться. Ценное имущество, принадлежащее местным профсоюзам, Томскому техно­логическому институту, Военно-топографическому ин­ституту, гибло.

Пожарные в это время работали вовсю. С особенной энергией, резко бросавшейся всем в глаза, работала по­жарная команда из пороховых складов. Пожарные заня­лись спасением остальной части здания. Воду начали подавать из Омки. Ветер в значительной степени ме­шал работе пожарных частей.

... Причиной пожара послужила неисправность ды­мохода. Дымоход не прочищался около двух месяцев. Само устройство дымохода было на редкость скверное. Ды­моход был сделан в один кирпич, в нем было много ще­лей, соединявших его с вентиляцией...».

Во второй статье газеты говорилось:

«Яркое злоб­ное пламя тремя огромными куполами поглотило вышки крыши. Огонь ползет под крышею, по карнизу все даль­ше и дальше. Трещат потолки. «Красный петух», как разъяренный зверь — полубог из древнего мифа, кажется непобедимым. Нужен титан для укрощения его.

Отдельные фигуры людей в медных касках упорно лезут на огонь. Они тоже кажутся мифическими геро­ями. С какой-то фаталистическою решимостью они остаются там, где смерть заняла уже свое место.

... Не верится, что струя брандспойта, бесследно утопающая в море огня, остановит стихию. Там сам брандмейстер «работает». Он забрался на крышу через слуховое окно. О, как все наблюдающие за ним желают ему победы. Но как много нужно здесь одному человеку для победы: силу, неустрашимость и многочасовую не­утомимость. Кругом трещит, валится, рушится, а он все стоит непоколебимый и «держит» огонь на одном месте.

Победа приходит не сразу. Медленно пламя стиха­ет...».

При тушении пожара от соприкосновения с элек­трическим проводом высокого напряжения погиб за­ведующий пожарной охраной завода «Красный па­харь» Сергей Владимирович Попов. Работу в пожар­ной охране он начал в 1910 году в Санкт-Петербурге. Это был энергичный и видный работник пожарного дела. Попов постоянно занимался усовершенствова­нием пожарных машин. При работе на военном транс­порте в тяжелые годы разрухи и упадка промышлен­ности при отсутствии средств он оборудовал пожар­ный пароход для борьбы с прибрежными пожарами и на флоте.

При пожаре в здании дворца «Молодой Гвардии» (здание автодорожного института) и сам Константи­нов, провалившись через перекрытие, получил трав­мы, оставившие навсегда отпечаток на его лице. Го­родские организации достойно оценили работу брандмайора Константинова и наградили его позолочен­ной именной каской.

Брандмайор уделял много внимания решению воп­роса по строительству и открытию крайне необходи­мой 3-й пожарной части, отсутствие которой ставило под угрозу уничтожения огнем целого района города. 17 июля 1925 года в газете «Рабочий Путь» была по­мещена его статья. Он писал:

«... город со стотысяч­ным населением должен иметь не менее 4-х пожарных частей. Новониколаевск и Тюмень имеют их по четыре, в Новониколаевске есть еще и добровольная пожарная дружина. Омск в данное время имеет только две пожар­ные части. Третья несколько лет назад была уничто­жена и пока новой не заменена.

Принимая во внимание 25-верстную территорию го­рода, беспорядочность построек, из которых 90% дере­вянные, слабую замощенность улиц и слабое освещение их... приходится признать Омск в высшей степени не­благополучным в пожарном отношении, особенно в лет­нее время...».

Аналогичный материал был помещен и в первом номере журнала «Пожарное дело» в 1926 году.

Представляет определенный интерес статья «Не встало бы дороже» в газете «Рабочий Путь» от 25 ав­густа 1925 года. В ней говорится о том, что нужды по­жарной охраны на 1925–1926 годы были исчислены в 148903 руб. Из этой суммы предполагалось истратить 22600 рублей на приобретение пожарного инвентаря. Далее говорится:

«Пожарный инвентарь истрепался, пришел в полную негодность. На пожарах при пуске воды по рукавам она брызжет многочисленными фонтанчи­ками из тысячи образовавшихся на рукавах отверстий. Со стендерами для пуска воды также дело обстоит не­благополучно. При недавнем пожаре на складе Сибкрайиздата пожарная команда около четверти часа, а то и получаса возилась с установлением стендера: старый, со сбившейся нарезкой, заупрямился и не захотел устанав­ливаться в колодец.

Исчисленная сумма в 22600 руб. предусматривала покупку новых рукавов (2300 метров), соединений к ним, приобретение 2-х стендеров (по одному на каждую по­жарную часть), ремонт зимнего и летнего обоза и т.д.

При рассмотрении сметы бюджетной комиссией последняя всю смету пожарной охраны исчислила в 4500 рублей. Достаточно ли этой суммы, когда одни ру­кава стоят около 6 тыс. руб., соединения к ним 750руб., каждый стендер по 1000 руб... Конечно, скудность на­шего бюджета заставляет осторожно подходить ко всем сметам. Но сугубая осторожность, проявленная при рассмотрении сметы пожарной охраны, может ока­заться очень вредной для города...».

В 1925 году для пожарной охраны станции Омск было выстроено трехэтажное здание. Газета «Рабочий Путь» 4 октября писала: «... Из гаража выходит по­жарный автомобиль, это первый и единственный на железнодорожном транспорте. «Первенец». Только бла­годаря заботам и энергии начальника пожарной охраны Омской железной дороги Щербакова пожарники техни­чески всем вооружены и обмундированы...».

28 августа 1925 года группой старых добровольцев: Кулагина — губвоенкома, Полякова — коменданта го­рода, Щербакова — начальника пожарной охраны СибОПСа, Константинова — брандмайора города, Со­болева — зав. коммунотделом, Мездрича — зав. горот-делом Сибкрайиздата — было организовано Омское добровольное пожарное общество. Первым председа­телем был избран омский губвоенком Кулагин, начальником добровольной пожарной дружины — Со­болев.

Общество в порядке создания собственной мате­риальной базы заключило договор на обслуживание пристаней. За это, кроме 3000 рублей годовых, полу­чило пожарное депо, трехтонную машину «Рено», пе­реоборудованную в этом же году под автолинейку, и паровую машину. Дневную охрану пристаней общество осуществляло тремя платными пожарными, а ночью — дежурством добровольцев. Во главе дежурства нахо­дился начальник отряда и его заместитель, всего от­рядов было 4, в состав которых входили топорники, трубники, охранники и санитары. В 1928 году охрану ДПО сменила Военизированная пожарная охрана вод­ного транспорта.

На 1 января 1926 года ДПО насчитывало в своих рядах 600 добровольцев.

Общество при мастерских (ул. 4-я Северная) за период с 1931 по 1933 годы создало свою команду, имев­шую на вооружении две автолинейки, смонтирован­ные силами мастерских на шасси импортных машин «Уайт» и «Самбиль». Дежурство при обозе несли 12 бойцов, в дневное время на пожар выезжали и ра­бочие мастерских. При команде было три инспектора для работы с ДПД предприятий. Позднее команда была упразднена в связи с ее территориальной неуме­стностью.

Общество за свою работу на пожарах в 1927 году получило от горсовета Красное знамя, а 10 человек общества были награждены золотыми жетонами. В 1938 году общество было распущено, а его производство влилось в хозяйственно-производственный отдел городского УПО.

Первой пожарной командой в городе, механизи­ровавшей свой обоз, стала пожарная команда Омско­го окружного военного инженерного склада, которая в 1925 году имела в своем расчете три автомашины: автонасос «Верлис» с поршневой помпой и две цис­терны, смонтированные на шасси машин «Русско-бал­тийская и «Крайслер».

Ведомственная пожарная охрана в городе органи­зовывается на базе основных ведущих заводов: «Крас­ный пахарь» и Сибзавод, на остальных предприятиях пожарная охрана создается значительно позднее.

18 июня 1927 года по представлению НКВД утвер­ждается ВЦИК и СНК РСФСР «Положение об орга­нах государственного пожарного надзора в РСФСР». В Положении определялся порядок образования мес­тных пожарных органов, функции центрального и ме­стных органов пожарного надзора.

14 июля 1927 года по предложению Управления по­жарной охраны горсовет рассмотрел и принял Обяза­тельное постановление «О противопожарной охране города Омска», ниже оно приводится полностью:

«В целях предупреждения пожаров Омский Город­ской Совет на основании пункта «б» ст. 7 положения от 28 июня 1926 года о порядке издания обязательных постановлений и в отмену обязательного постановле­ния Омскгорсовета от 20 марта 1927 года № 18 поста­новляет:

I. Всем домовладельцам и домоуправителям вме­няется в обязанность вести наблюдение за содержа­нием в полной исправности печей и всех отопитель­ных приборов, причем все обнаруженные трещины печей и дымовых труб должны быть тщательно рас­шиты и промазаны раствором глины с песком.

II. Между дымом и деревянными частями здания (стенами, перегородками, полами, потолками) для то­пок с интенсивным и продолжительным сжиганием топлива (центральное отопление, банные печи, сто­ловые) должен быть оставлен разрыв или сделана раз­делка из несгораемого материала так, чтобы расстоя­ние от дыма до деревянных частей здания не было менее 0,40 метра и для топок обыкновенных 0,27 мет­ра, причем прилегающие к печам деревянные части здания должны быть обшиты асбестом и картоном или войлоком, пропитанным глиной. Устройство боровов воспрещается. В домовладениях, выстроенных до из­дания настоящего постановления, борова допускают­ся, но с тем, чтобы толщина их стенок была pне менее одного кирпича и чтобы борова заключались в желез­ных чехлах, не были прислонены вплотную к дере­вянным частям здания и были снабжены прочища-тельными дв/pерками.

III. Перед топочными дверками на деревянных полах должны быть прибиты железные листы.

IV. Борова и трубы на чердаках должны быть про­белены известью.

V. Установить регулярную очистку дымоходов в следующие сроки:

а) для специальных печей (кондитерских, столовых и т.п.) не менее одного раза в месяц;

б) для русских печей, кухонных плит и кипятиль­ников не менее одного раза в два месяца в течение всего года;

в) для печей голландских, утермарковских, кало­риферного и центрального отопления и каминов не менее одного раза в два месяца в течение отопитель­ного сезона.

Примечание:

1. Очистку дымовых труб могут производить толь­ко лица, имеющие удостоверения от Управления Добровольно-Пожар­ного Общества на право производства работ.

2. Управлению Добровольно-Пожарного Общества зарегистрировать всех лиц, занимающихся трубо-печным делом, произвести испытания и в положительном случае выдать удостоверения на право производства работ».

VI. В каждом домовладении должна быть конт­рольная книга, в которой лица, производящие очист­ку печей и труб, должны делать отметки о времени производства чистки и замечания о состоянии труб и печей.

Примечание: Выдача книг производится Управлением Добро­вольного Общества, ул. Республики, № 2.

VII. Воспрещается установка временных железных печей без особого на то разрешения пожарной охра­ны.

VIII. Электроустановки, где бы то они ни находи­лись, должны соответствовать всем требованиям элек­тротехники.

IX. Воспретить хранение сена и соломы на черда­ках жилых строений, на крышах, навесах и других от­крытых местах, а также воспрещать засорять дворы каким-либо горючим мусором, в частности щепой, а также загромождать дровами проходы и проезды во дворах и улицах.

Примечание:

1) Вещества, способные к быстрому воспламене­нию, должны храниться в закрытых помещениях.

2) Негашеную известь хранить лишь в таких помещениях, где кры­ша не протекает и уровень пола гарантирован от подмачивания водой.

X. Воспретить во дворах и на улицах ставить само­вары, раскладывать костры, топить переносные печи и разводить очаги для домашнего обихода, а также сжигать мусор на площадях и огородах.

Примечание: Сжигание фейерверка и пускание ракет допуска­ется с особого разрешения Пожарного управления.

XI. Воспретить высыпать во дворах, улицах, амба­рах, кладовых горячую золу и незатушенные угли.

Примечание: угли разрешается гасить лишь в сосудах из несго­раемых материалов (железа, глины), при условии изоляции сосуда от ок­ружающих подвергаемых горению предметов (пола, стен).

XII. Воспретить занимать чердаки жилых строений складом корзин, рогож, коробок, ящиков.

XIII. Каждому домовладению устроить и иметь все­гда наготове пожарную приставную к дому лестницу прочной конструкции.

XIV. При открытии фабрик, заводов, мастерских, гаражей, складов топлива владельцы их должны за неделю до открытия таковых известить Пожарное Уп­равление на предмет осмотра зданий и складов и вы­дачи справок об отсутствии препятствий к открытию их с точки зрения пожарной безопасности.

Примечание: все существующие и не осмотренные фабрики, заводы, мастерские и прочие предприятия должны известить Пожарное Управление на предмет осмотра.

XV. Воспретить при возведении вновь и ремонте старых построек:

а) загромождение подъездов к территории построй­ки строительными материалами;

б) накопление легковоспламеняющегося мусора (щепы, стружки, бумаги) в возводимых зданиях.

Примечание: уборка строительного мусора с территории пост­ройки должна производиться периодически с таким расчетом, чтобы му­сор не представлял угрозу в пожарном отношении возводимому соору­жению.

XVI. Хранение горючих легковоспламеняющихся строительных материалов, необходимых для производ­ства строительных работ, допускается лишь в безопас­ных в пожарном отношении местах.

XVII. Разведение открытого огня в кострах или применение паяльных ламп на постройках допускает­ся в случаях, необходимых для производства соответ­ствующих строительных работ, при условии принятия всех мер предосторожности и под личной ответствен­ностью производителя работ.

XVIII. Курение табаку на территории постройки может быть допущено лишь в помещениях, специаль­но предназначенных для этой цели, снабженных со­ответствующей посудой с водой.

XIX. Территория, отведенная для вновь возводимых построек или сооружений, должна быть обеспечена по указанию местного органа государственного пожарно­го надзора достаточным количеством воды для про­тивопожарных целей, приборами для подачи ее к воз­можному месту пожара.

XX. Вновь возводимые постройки в зависимости от их ценности и расположения должны быть по ука­занию органа государственного пожарного надзора снабжены соответствующей звуковой или иной сигнализацией для вызова ближайшей пожарной команды.

XXI. При возведении построек и сооружений зна­чительной ценности органу государственного пожар­ного надзора предоставляется право требовать установ­ление пожарных караульных постов на территории построек за счет учреждений и лиц, возводящих по­стройку.

XXII. Розничная торговля нефтепродуктами, как то: бензином, керосином, горным маслом и хранение их допускается только лишь в огнестойких помеще­ниях с огнестойкими полами и потолками в количе­стве: керосина не более одной тонны, бензина, газо­лина и других легковоспламеняющихся жидкостей не более 100 килограммов. Помещения для продажи и хранения нефтепродуктов должны иметь огнестойкие двери, вентиляционные каналы с сетками. Нефтепро­дукты должны находиться в металлической таре, снаб­женной предохранителями от взрыва.

Применение: Хранение растительных масел и смазочных мате­риалов допускается в деревянных помещениях с огнестойкими полами в количестве не свыше полтонны.

XXIII. В местах торговли, а также в складах огне­припасов, воспрещается хранить вместе с порохом фейерверки, капсюли и вообще любые предметы, вос­прещается хранить нефть, керосин, бензин, зажига­тельные спички, лаки и другие быстро воспламеняю­щиеся вещества.

В вышеуказанных помещениях должна быть выве­шена на видном месте таблица с надписью "Курить и пользоваться открытым огнем строго воспрещается".

XXIV. Торговля сеном, соломой, паклей разреша­ется на Шепелевском базаре и Сенной площади (1-я Линия).

XXV. Лица, занимающиеся водовозным делом, а также государственные и кооперативные учреждения, имеющие специальные водовозные бочки, обязаны в 10-дневный срок зарегистрировать таковые в Управ­лении Пожарной Охраны, ул. Троцкого, дом № 10.

XXVI. Все техническое руководство на пожарах находится в руках Брандмайора, и при тушении по­жаров вмешиваться в распоряжения Брандмайора кому бы то ни было воспрещается.

XXVII. Охрана спасенного имущества и порядка на пожарах возлагается на органы милиции.

XXVIII. Распоряжение ответственного лица мили­ции, согласованное с Брандмайором о выселении жи­телей с имуществом из домов, кому грозит опасность, обязательно для населения.

XXIX. Все существующие и вновь открываемые театры, цирки, кино и прочие общественные места обязаны за 7 дней до открытия сезона извещать Уп­равление Пожарной Охраны на предмет созыва комис­сии по осмотру в противопожарном отношении на открытие.

XXX. Администрация предприятий, учреждений, школ и детдомов, в которых устраиваются спектакли, кинопостановки и вечера публичного характера, обя­заны зарегистрироваться при Управлении Пожарной Охраны на предмет осмотра помещений и получения разрешения для кинопостановок и устройств вечеров.

XXXI. Воспрещается постановка спектаклей, кон­цертов, кино без караула пожарной охраны, для чего зав. театрами, клубами обязаны за один день до по­становки сообщить письменно или по телефону в ближайшую пожарную часть на предмет высылки ка­раула.

XXXII. Количество людей в карауле того или ино­го театра, клуба устанавливается пожарной комисси­ей при осмотре такового на предмет разрешения от­крытия.

XXXIII. Назначенные пожарные караулы обязаны явиться к месту за 15 минут до начала представления и оставлять таковой после выпуска всей публики, при­чем все законные требования пожарного караула в отношении противопожарных мер должны всеми бес­прекословно выполняться.

XXXIV. Каждому пожарному, служащему в карау­ле, за один вечер уплачивается один рубль, оплата производится по окончании спектаклей по талону, подписанному Брандмейстером той части, откуда на­значен наряд.

XXXV. Количество публики в вышеуказанные ме­ста допускать строго придерживаясь числа постоян­ных мест, не допуская добавочных подставных стуль­ев, все проходы должны быть всегда свободны.

XXXVI. Омской конторе Сибпролеткино произво­дить выдачу кинофильма лишь тем общественным местам, которые имеют разрешения от Пожарного управления на постановку киносеансов.

XXXVII. Виновные в нарушении настоящего по­становления подвергаются в административном по­рядке штрафу до ста рублей или принудительным работам на срок до одного месяца.

XXXVIII. Наблюдения за исполнением настояще­го постановления возлагается на Управление Пожар­ной охраны и органы милиции.

XXXIX. Настоящее постановление вступает в силу через две недели с момента его опубликования».

Это Постановление является практически первым нормативным документом, регламентирующим соблю­дение населением города мер пожарной безопас­ности.

В этом же году согласно «Положению о пожарных командах», утвержденному Правительством 17 октяб­ря, должность брандмайора переименовывается в дол­жность начальника пожарной охраны.

В 1928 году работники пожарной охраны вплотную занялись проверкой противопожарного состояния предприятий и учреждений города. Вот что писала об этом газета «Рабочий Путь» 20 марта:

«На днях Пожарное управление закончило проти­вопожарное обследование городских предприятий (металлтреста, госспирта, росмаслотреста, кожзавода име­ни Рыкова, ЦЭС и ряда других).

Результаты этого обследования чрезвычайно пока­зательны.

Возьмем, к примеру, Суконную фабрику. По мне­нию Пожарного управления, фабрика может в любое время сгореть. Во всех четырех этажах фабрики дере­вянные полы, пропитанные мазутом. Сильно скуче­ны машины производства. Пожарный инвентарь обо­рудован плохо. В случае пожара от заводской пожар­ной охраны пользы будет немного.

Спиртные склады госспирта не снабжены водой, не имеют пеногонов — единственного средства туше­ния пожаров на складах спирта. Водой горящего спир­та не потушить.

На Пивоваренном заводе имеется только один по­жарный кран. Даже нет гидранта (пожарного крана, соединенного с городской водопроводной магистра­лью). Установка гидранта стоит всего 300 рублей. Что будет делать завод с одним пожарным краном в слу­чае пожара?

Пожарное управление неоднократно предлагало хозяйственникам обратить внимание на противопо­жарную охрану.

Ответ общий и одинаковый — нет средств. Выде­лить, вырезать из своих смет и планов хозяйственни­ки почему-то не могут. И редко, очень редко возни­кает вопрос: а вдруг пожар?...».

В 1928 году горсовет выделил пожарной охране му­ниципализированное здание Мыловаренного завода Мягкова. После произведенного переоборудования к Октябрьским торжествам проводится открытие 3-й пожарной части.

Подробную характеристику пожарной охране 1928 года дает в своем докладе Константинов 17 сентября на заседании Горсовета. Он отмечает, что:

«... Управле­ние пожарной охраны города имеет штат 4 человека: начальник пожарной охраны, 2 инспектора и делопроиз­водитель. Пожарная охрана города осуществляется тре­мя пожарными частями, имеющими в своем штате 138 человек. Дежурство в пожарных частях несется в две смены, за исключением телефонистов, которые работа­ют в три смены. Спецодежда выдается полностью.

Обозы обслуживают 50 лошадей. Пожарные обозы 1-й и 2-й частей состоят из 7-ми ходов: линейка, по­жарная труба, водопроводный ход и 4 бочки. Обоз 3-й части состоит из линейки, трубо-бочечного хода, 2-х бочек и водопроводного хода.

На обозе вывозится достаточное количество пожар­ных рукавов, три французские трехколенные лестницы, штурмовки.

Пожарные команды снабжаются водой исключитель­но из городского водопровода. В городе имеется 137 гид­рантов и 31 водоразбор. Длина водопроводной магист­рали равна 58 км, давление в сети 3,5 атм. и выше.

Извещения о пожаре поступают при помощи город­ского телефона и с пожарной каланчи. Специальной по­жарной сигнализации в городе нет, за исключением пря­мых проводов с военными складами и некоторыми заво­дами.

Добровольное пожарное общество имеет 14 рабочих, которые в основном занимаются очисткой дымоходов и их мелким ремонтом.

Профилактическая работа в городе проводится по­жарными инспекторами и начальниками пожарных ча­стей, которые с октября 1927 года по август 1928 года произвели 600 осмотров с составлением актов.

В настоящее время на территории города и приго­родов имеется 7 ведомственных пожарных команд.

Госстрах в этом году выделил долгосрочную ссуду в размере 6500 рублей на организацию 3-й пожарной час­ти».

В заключение своего доклада Константинов внес следующие предложения:

  1. Существующие 3 пожарные части не охватыва­ют собой целиком города, ибо северная сторона нахо­дится далеко от 2-й пожарной части и где сосредото­чено более 60% от всей городской промышленности. Крайне необходима постройка 4-й пожарной части.
  2. Депо 2-й части из-за ветхости необходимо пере­устроить.
  3. Для борьбы с огнем в многоэтажных зданиях необ­ходимо приобрести механическую лестницу.
  4. Для своевременного извещения о пожарах необхо­димо приступить к устройству специальной пожарной сигнализации.
  5. Приступить к постепенному переходу на автотя­гу, с заменой ручных пожарных насосов механическими».

Через 9 месяцев, 19 июня 1929 года, вопросы по­жарной безопасности и состояния пожарных частей опять были рассмотрены на секции горсовета. В справке по этому вопросу дается интересная харак­теристика города и пожарной охраны. Так, численность личного состава пожарных частей к этому вре­мени достигла 197 человек. Значительное увеличение численности личного состава объясняется тем, что по­жарная охрана была переведена на 3-сменное дежур­ство.

Управлением пожарной охраны обслуживались 33922 частные и государственные постройки, из них: 62 фабрики, 10 учебных заведений, 7 лечебных, 11 те­атров и клубов и т.д.

Протяженность города с севера на юг составляла 7 километров, а с востока на запад — 3,5 километра.

В черте города имелось 364 км проезжих улиц, из которых только 35 км улиц были мощеные.

Состав пожарных обозов в частях практически не изменился. 1-я пожарная часть выезжает по тревоге за 40 секунд, 2-я часть — за 2 минуты и 3-я часть — за 50 секунд.

Нарушения дисциплины личным составом харак­теризуются следующими показателями:

  • сон на посту — 3;
  • пьянство — 7;
  • опоздания — 2;
  • прогулы — 8 дней;
  • учиненные драки — 1;
  • невыполнение служебных обязанностей — 5;
  • несчастные случаи — 7.

За 9 месяцев на содержание пожарных команд из­расходовано 83418 рублей, из них:

  • на зарплату — 62150 руб.;
  • административно-хозяйственные расходы — 13492 руб.;
  • приобретение инвентаря — 7776 руб.

В постановлении секции горсовета по этому воп­росу было записано:

  • признать необходимым в районе Северных улиц построить 4-ю пожарную часть и в ближайшее время приступить к капитальному переустройству трубной 2-й пожарной части;
  • построить при 3-й пожарной части каланчу, а в 1-й части каланчу отремонтировать и увеличить вы­соту на 4 метра;
  • одну из существующих пожарных частей в бли­жайшее время перевести на автотягу;
  • приобрести для тушения пожаров в многоэтаж­ных зданиях одну автомеханическую лестницу и т.д.

В начале 1930 года при начальнике Управления пожарной охраны Федоро­ве 1-я пожарная часть получает первый автонасос АМО-Ф-15, положивший начало механизации город­ских пожарных частей. В 1932 году получена вторая пожарная машина.

В этом году в штат Управления пожарной охраны вводится должность помощника начальника по полит­части. Первым помощником назначили начальника 2-й пожарной части Цветаева.

Пожарная охрана создает и свое подсобное хозяй­ство. На земельном участке в 272 гектара сеяли и са­дили пшеницу, овес, просо, горох, картофель, капусту и другие культуры. В хозяйстве имелось 5 дойных ко­ров, 12 свиноматок и сельскохозяйственный инвен­тарь, вплоть до трактора. Подсобное хозяйство явля­лось хорошим подспорьем в жизни и деятельности пожарной охраны и значительно улучшило материаль­ную обеспеченность бойцов. Пригородное хозяйство было ликвидировано в 1936 году по постановлению Правительства.

Руководство Управления пожарной охраны посто­янно проявляло заботу о личном составе, отмечая его активную работу и добросовестное отношение к вы­полнению своих обязанностей. Так, 6 ноября 1932 года приказом № 120 23 работника в порядке поощрения получили суконные гимнастерки, пальто, бушлаты, шинели, летние костюмы и т.д.

В апреле 1933 года были упразднены города Ле­нинск-Омский и Новоомский. Они вошли в состав города Омска. 4-я и 5-я пожарные части этих городов перешли в непосредственное подчинение Управления пожарной охраны г. Омска.

В августе 1934 года пожарная охрана по Постанов­лению Правительства переходит в органы Народного комиссариата внутренних дел, что положило начало ее прогрессу как в области профилактическо-массовой работы, так и в оперативной деятельности, усо­вершенствовании боевой техники. Учреждается Глав­ное управление пожарной охраны (ГУПО), на кото­рое возложено общее руководство пожарным делом в стране, оперативное руководство добровольными по­жарными дружинами, а также руководство военизи­рованной пожарной охраной объектов, имеющих осо­бо важное государственное значение.

В 1935 году пожарные части реорганизуются в го­родские пожарные команды. 4-я и 5-я пожарные ко­манды с бюджета районов переходят на общий город­ской бюджет и с этого времени считаются самостоя­тельными пожарными командами.

В пожарных командах вводится должность полит­руков. Принимает большой размах политико-массо­вая работа, как среди личного состава команд, так и населения. Политическая подготовка бойцов занима­ет первое место в программе повседневного обучения.

В этом же году 5-я пожарная команда из прими­тивного помещения бывшей мельницы переводится в специально оборудованное здание пожарного депо, что в корне изменяет боеспособность и ставит команду на уровень современных. В начале 1936 года реконст­руируется под механизированный обоз здание первой пожарной команды и она полностью переходит на ав­томобильную тягу. В здании с 15 июля открывается Областная пожарно-техническая школа младшего ко­мандного состава, выпустившая за время своего суще­ствования 5 курсов. Начальником школы назначили зам. начальника ГорУПО Г.А. Козика.

В 1936 году на базе бывшего здания конюшен за­ново оборудуется пожарное депо второй команды, пос­ле чего она также переходит на автомеханическую тягу.

Приведя в надлежащее техническое состояние зда­ния пожарных команд, их обеспечивают мебелью и оборудованием. Дежурные помещения приняли куль­турный внутренний облик, ленинские комнаты полу­чили оформление, обеспечивающее надлежащий от­дых бойцов. Следует отметить, что в переоборудова­нии команд принимали активное участие бойцы сво­бодных смен и члены их семей. Одной из наиболее крупных работ и достижений пожарной охраны 1935–1936 годов является строительство и оборудование нового депо 4-й городской пожарной команды на углу улиц Котельникова и 8-й Ленинской.

19 апреля 1936 года происходит еще один пожар в Медицинском институте. В приказе по институту его директор Сысов писал:

«...Благодаря умелому руководству по тушению по­жара, хорошему знанию расположения здания ликвиди­рован пожар с незначительным убытком.

При ликвидации пожара отличились старший инс­пектор ГорУПО Корешников, который, не считаясь с его верхним новым платьем, работал при самых тяжелых условиях. Начальник 2-й пожарной команды Лещук бы­стро и точно выполнял все распоряжения начальника го­рода по ликвидации пожара.

Командир отделения 1-й пожарной команды Ослопов, несмотря на тяжелые специфические условия в работе, продолжал оставаться на своем посту вплоть до поте­ри сознания.

Боец 1-й пожарной команды Хиторян выполнил распо­ряжение начальника города, несмотря на то, что ему угрожала опасность жизни.

Всем упомянутым товарищам от лица медицинского института им. М.И. Калинина объявляю благодарность и приказываю:

  1. Начальника ГорУПО Бессонова премировать день­гами в сумме 200 рублей.
  2. Старшего инспектора УПО Корешникова преми­ровать деньгами в сумме 150 рублей.
  3. Начальника 2-й пожарной команды Лещук, коман­дира отделения 1-й пожарной команды Ослопова, бойца 1-й пожарной команды Хиторян представить Президиуму Горсовета и просить отметить их самоотверженную работу».

В 1936 году в Омске существовало два руководя­щих органа пожарной охраны: Городское управление пожарной охраны и Областной пожарный отдел УНКВД. Это создавало дополнительные трудности в работе, их действия зачастую были несогласованны, а принимаемые решения противоречили друг другу. Не случайно 23 июня бюро Ленинского РК ВКП(б) рас­смотрело вопрос о парторганизации Управления по­жарной охраны. В постановляющую часть кроме чис­то организационных вопросов внесены и такие пред­ложения, как:

  • просить начальника УНКВД Садынь дать указа­ние Бухрякову и работникам его аппарата об изжитии подмены руководства Городского УПО;
  • довести до сведения Сталинского РК ВКП(б) и про­сить привлечь к партийной ответственности началь­ника Областного пожарного отдела Бухрякова за созда­ваемый тормоз в развитии стахановского движения в пожарных частях, выразившийся в гонении стахановки Барановой;
  • довести до сведения Обкома ВКП(б) и просить сде­лать указание Областному пожарному отделу УНКВД о недопустимости руководства пожарными частями методами голого административного нажима, подмены руководства городского пожарного управления не толь­ко по административной линии, но и по линии общественной, результатом чего явилась частая смена на­чальников Городского управления и разгон коммунистов из пожарного управления;
  • дело о гонении стахановки Барановой передать осо­боуполномоченному НКВД для привлечения виновных к ответственности.

В 1937 году переоборудуются здания 3-й и 5-й го­родских пожарных команд, после чего 3-я команда полностью механизируется, а в 5-й команде впервые вводится в боевой расчет автоцистерна ЗИС-5.

В этом же году вследствие частых перебоев в ра­боте городского водопровода и необходимости обес­печения обоза команд водой для тушения пожаров на базе автонасосов взамен емкостей первой помощи ус­танавливаются закрытые цистерны емкостью 1500 лит­ров. Начато строительство 6-й пожарной команды.

Значительные изменения в деятельность пожарной охраны вносит назначение в феврале 1938 года на дол­жность начальника пожарной охраны города Леони­да Тимофеевича Швецова, являющегося патриотом пожарного дела и тем новатором, который произвел своего рода революцию в пожарной охране.

С первых дней назначения он терпеливо и настой­чиво проводит работу по усилению пожарной безопас­ности в городе. Умело подбирает инициативный ко­мандный состав, расширяет штат инспекторского ап­парата Управления, при пожарных командах вводит инспекторов профилактики, тем самым создает усло­вия для полного охвата профилактической работой не только государственных объектов, но и жилого фонда.

На проведение профилактических мероприятий среди жильцов частного сектора он привлекает бой­цов пожарных команд, прививая им любовь к профи­лактике, превращая ее в составную часть деятельнос­ти личного состава.

15 октября 1938 года бюро обкома ВКП(б) своим решением обязало окружкомы, горкомы и райкомы ВКП(б) укомплектовать пожарные команды политру­ками и райотделения НКВД в сельской местности -районными пожарными инспекторами. В I полугодии 1939 года должности были в основном укомплектова­ны. 21 июля начальник Управления НКВД по Ом­ской области издал приказ об организации с 1 августа при Областной пожарно-технической школе младше­го начсостава трехмесячные курсы для подготовки районных пожарных инспекторов.

В 1939 году по инициативе Швецова принимается решение горисполкома, которым объявляется обще­городское соревнование на лучшую постановку пожар­ной охраны в городе, оно традиционно проводится и в последующие годы. Соревнование приковало к себе внимание всей общественности, создав при пожарной охране крепкий актив, вылившийся в сеть доброволь­ных пожарных организаций, общественных пожарных инспекторов.

Можно отметить таких общественных пожарных инспекторов-домохозяек, как Якушева, Лукашева, Седикова, профессора Драверта и других, которые сво­ей активной работой оказали пожарной охране не­оценимую помощь и неоднократно были премирова­ны горисполкомом.

На очередном заседании бюро обкома ВКП(б), ко­торое состоялось 14 июня 1939 года, рассмотрели воп­рос «О мерах борьбы с пожарами». С докладом выс­тупил Снекс, назначенный на должность начальника Областного отдела пожарной охраны НКВД. В целях укрепления противопожарной защиты предприятий, учреждений и жилого фонда в постановление были включены такие пункты, как:

  • проработать вопрос об организации военизиро­ванной пожарно-сторожевой охраны на заводах имени Коминтерна, им. Куйбышева, Автосборочном, Автошин­ном и ряде других;
  • в 2-декадный срок обеспечить в городах и райцен­трах приведение дорог в проезжее состояние. В безвод­ных районах предусмотреть создание искусственных водоисточников;
  • организовать в г. Омске производство пожарного инвентаря (пожарный обоз, рукава и шанцевый инстру­мент);
  • рассмотреть вопрос о развитии огнестойкого стро­ительства в сельской местности и принять меры к рас­ширению производств по выработке огнестойких мате­риалов и замене соломенных крыш глиносоломенными;
  • Обкому ВЛКСМ обеспечить проведение мероприя­тий по созданию юных добровольных дружин из детей и молодежи в школах, пионерских лагерях, детских домах;
  • запретить использование работников пожарной охраны на других работах, не относящихся к их прямой работе по пожарной охране;
  • немедленно изыскать возможность к обеспечению пожарной охраны обмундированием и обувью;
  • считая недостаточной заработную плату работ­ников пожарной охраны, просить ЦК ВКП(б) и прави­тельство рассмотреть вопрос о повышении в 1939 году ставок зарплаты отдельным категориям и т.д.

В 1940 году по инициативе Швецова создается Доб­ровольное пожарное общество, объединившее около 10 тысяч добровольцев.

Одновременно с массово-профилактической рабо­той Швецов, помня о военной опасности, уделяет осо­бое внимание спортивно-оборонной работе. Как ре­зультат — 73% личного состава были значкистами ГТО 1-й ступени, 8% — 2-й ступени и 62% — ворошилов­скими стрелками.

К началу 1940 года полностью механизируются все городские пожарные команды. Вводятся на вооруже­ние прожекторный ход и ход связи, представляющие собой вполне законченные комплексные тактические единицы.

Вот как характеризовал в 1940 году людей пожар­ной охраны и ее техническую вооруженность писатель Николай Тихонов:

«Мы не те пожарные, что сидели на каланчах, под шарами и ездили на конях с бочками, да имели несколько насосов. Мы сейчас передовая армия, технически усовершенствованная, закаленные в боевой работе специалисты своего дела. О наших героических делах знает вся страна. И во время гражданской войны в городах и селах, всюду, где враги старались причинить ущерб молодой Советской Республике, всюду был на по­сту бдительный, смелый и решительный боец пожарной охраны... Из тихой, незаметной фигуры «Серого героя», как называли пожарного до революции, из почти коми­ческого типа «кума-пожарного» вырос образ современ­ного передового советского человека, обладающего мно­гими талантами, технически образованного, знатока пожарного дела, вступающего в соревнование с лучши­ми мастерами, и этот сегодняшний пожарный являет­ся гордостью народа, и ему за его доблестные дела бла­годарны все советские люди».

Вместе с тем не все еще было так хорошо. Техни­ческая оснащенность подразделений была далеко не совершенна, вопросы пожарной безопасности на пред­приятиях решались на очень низком уровне.

В материалах заседания бюро обкома ВКП(б) от 14 мая 1940 года с повесткой дня «О борьбе с пожара­ми и загораниями в области» отмечалось, что «руко­водители хозяйственных и земельных организаций продолжают с преступной беспечностью относиться к делу предупреждения пожаров и загораний. Свиде­тельство тому — серьезные пожары в Нижне-Тавдинской МТС (ущерб 156293 рубля), на Кондинском экстрактоварочном заводе (344217 рублей), в Москаленском райпарткабинете (95 тыс. рублей) и другие.

Жилищно-бытовые условия работников пожарной охраны неудовлетворительные, многие из них обмун­дированием и обувью не обеспечены. На 8 пожарных команд приходится всего 25 автоходов и 7 мотопомп. Во всех колхозах и совхозах отсутствуют автомехани­ческие средства пожаротушения.

Однако все не так и мрачно. Например, в Любинском районе прекрасно работала объединенная пожар­ная дружина колхозов «1 Марта» и «Память Кирова». В виде поощрения ей в 1940 году была передана по­жарная мотопомпа и 2 тыс. рублей на снаряжение и обмундирование.

0Управлением пожарной охраны обслуживались 33922 частные и государственные постройки, из них: 62 фабрики, 10 учебных заведений, 7 лечебных, 11 те­атров и клубов и т.д.

Ежегодно проводимый общественный смотр тех­ники городских пожарных команд позволил достиг­нуть ее хорошего содержания и безупречности в ра­боте, что и было отмечено Главным управлением по­жарной охраны (ГУПО) при подведении итогов смот­ра в 1940 году и отражено на страницах журнала «По­жарная техника».

С ростом технической оснащенности пожарных команд улучшались условия службы и жилищные ус­ловия личного состава. В 1939 году было реставриро­вано здание 1-й пожарной команды и построена 6-я пожарная команда.

В то же время в Павлоградском районе пожарное депо превратили в гараж РК ВКП(б) и исполкома рай­совета. Это было предметом серьезного обсуждения 4 июня 1940 года на заседании бюро обкома ВКП(б) после пожара в с. Павлоградка, когда огнем почти полностью было уничтожено здание районного клу­ба. Секретаря райкома ВКП(б) и председателя испол­кома райсовета привлекли к строгой партийной ответсб) накопление легковоспламеняющегося мусора (щепы, стружки, бумаги) в возводимых зданиях.liтвенности.

Партийно-советские органы власти рассматривали каждый случай серьезноУправлением пожарной охраны обслуживались 33922 частные и государственные постройки, из них: 62 фабрики, 10 учебных заведений, 7 лечебных, 11 те­атров и клубов и т.д./pго пожара как чрезвычайное происшествие, привлекая прямых и косвенных винов­ников к ответственности.

Но не всегда их решения выполнялись своевремен­но и в срок. Так, вопрос о производстве и ремонте пожарного инвентаря на предприятиях города к кон­цу 1940 года так и не был решен.

Наступил 1941 год. В январе городским УПО под­ведены итоги боевой и политической подготовки. Пе­реходящим Красным знаменем была награждена 2-я ГПК. Начальнику команды Ослопову и политру­ку Кайгородовой объявлена благодарность.

Техника пожарных команд пополняется автомеха­нической лестницей, в том же году вводится в эксп­луатацию пожарный катер.

Накануне войны, 20 июня, происходит серьезный пожар на Кордной фабрике. В материалах бюро об­кома ВКП(б) от 20 июня 1941 года сказано, что в ре­зультате отсутствия политической бдительности и на­стороженности к проискам классового врага, а также вследствие явного преступления директора Кордной фабрики Суворова и управляющего трестом «Омскпромстрой» Резниченко произошел пожар на фабри­ке. Огнем уничтожена вторая очередь строительства корпуса, крыша и перекрытие четвертого этажа пер­вой очереди, часть оборудования. Трехкратное загора­ние 20 июня от электросварочных работ стружки и других легковоспламеняющихся материалов не вызва­ло тревоги у руководства строительства и фабрики. Работы не были прекращены, в результате возникло четвертое загорание и огонь быстро распространился по всей фабрике.

Бюро вынесло решение:

«За преступное отношение к своим прямым обязан­ностям, вследствие чего пожаром на фабрике нанесен большой ущерб государству, - управляющего трестом «Омскпромстрой» П.П. Резниченко и директора Корд­ной фабрики Г.П. Суворова с работы снять и из рядов ВКПб) исключить.

Поручить облпрокурору Теребову привлечь виновных к ответственности...».

А через день утром началась Великая Отечествен­ная война.


ПОЖАРНАЯ ОХРАНА В ГОДЫ ВОЙНЫ (1941–1945 ГОДЫ)

Объявление войны прокатилось среди личного со­става команд неудержимым порывом к защите Роди­ны с оружием в руках.

Но вот прозвучали удары, Удары военного дня, И в славных отрядах героев Пошли и герои огня.

Лучшие люди пожарной охраны ушли доброволь­цами в Красную Армию, многие из бойцов и коман­диров были призваны в армию и по мобилизации. Уход мужского состава из пожарной охраны города настоятельно потребовал пополнения команд. На ме­сто ушедших пришло новое пополнение из числа мо­билизованных через райвоенкоматы, демобилизован­ных из армии, но главным образом в пожарную охра­ну пришли женщины.

Существовавшее мнение о невозможности приме­нения женского труда в пожарной охране оказалось несостоятельным. Опыт работы показал, что женщи­ны замечательно справляются с работой. Среди жен­щин в пожарной охране было немало героинь, про­явивших себя при тушении пожаров. Некоторым из них за проявленные на пожарах отвагу и мужество объявлена благодарность от начальника Управления НКВД и вручены награды наркома. К числу лучших пожарных команд города Омска относилась 3-я по­жарная команда, состоявшая исключительно из жен­щин.

В дни Отечественной войны под руководством Швецова в пожарной охране, первой в городе, прове­ден всеобуч, было подготовлено 97 станковых пуле­метчиков.

Война вызвала необходимость размещения в горо­де ряда эвакуированных оборонных заводов и пере­вода местной промышленности на военный лад. Го­род Омск превратился в крупный промышленный центр Сибири. С ростом промышленности города рез­ко возросло и его население. Размещение прибываю­щего населения в существующих домах вызвало пере­грузку жилой площади. Возросла пожарная опасность.

В целях обеспечения пожарной безопасности го­рода и бесперебойной работы оборонной промышлен­ности потребовалось еще больше развернуть профи­лактическую работу на объектах, в быту, а также аги­тационную работу среди трудящихся и населения.

За период войны по линии пожарных формирова­ний было создано 1003 противопожарных звена МПВО, в которые вошло 10615 человек. В целях под­готовки личного состава пожарных формирований с командирами пожарных звеньев проведено 342 сбора, которыми охвачено 2609 человек. Среди населения за этот период времени проведено 17392 беседы с ох­ватом 124387 человек. С 15 по 25 декабря 1941 года согласно решению горкома ВКП(б) в Омске проведе­на противопожарная декада по усилению противовоз­душной обороны города, а также общественный смотр противопожарного инвентаря и оборудования на пред­приятиях и в организациях.

Значительно пополнился институт общественных пожарных инспекторов. На оборонных заводах организовался ряд военизированных пожарных команд НКВД, оснащенных механизированной боевой техни­кой, что еще больше усилило и укрепило пожарную охрану Омска.

Отдельные пожары этого времени являются демон­страцией мужества и героизма личного состава ко­манд, которые получили высокую оценку руководства.

Так, например, при пожаре в многоблочном доме в сентябре 1941 года в Ленинском районе людям были отрезаны пути отступления. Образовавшаяся сильная концентрация дыма в здании поставила под непосред­ственную угрозу жизни жильцов дома, которые через открытые окна и с балконов просили о помощи. На­чальник караула 4-й команды Ляхнович и боец этой же команды Бондарчук в непосильно тяжелых усло­виях сильной концентрации и клубов вырывающего­ся дыма и огня пробились в верхний этаж здания и при помощи спасательных веревок спасли жизнь 11 человек, среди которых были дети и люди преклон­ного возраста. Присутствовавшие на пожаре люди не могли удержаться, чтобы не выразить признательность героям, выполнившим свой долг.

В августе 1942 года произошел пожар на одном из крупнейших элеваторов области — Марьяновском. На­чальник ОПО Марков, начальник 2-й ГПК Ослопов, начальник 3-й ГПК Устюжанин, начальник караула 2-й ГПК Пархоменко, бойцы Раковой, Габайдуллин, Каштанов и Стойко в чрезвычайно трудных условиях пожара обеспечивали возложенные на них задачи, что позволило спасти десятки тысяч тонн зерна. За отва­гу и мужество при тушении этого пожара они награж­дены НКВД СССР знаком «Лучший пожарный работ­ник НКВД» и почетными грамотами.

На заседании бюро обкома ВКП(б), состоявшемся 16 сентября, отмечалось, что вследствие потери боль­шевистской бдительности и преступной беспечности на элеватор пробрались враждебные элементы, ранее находившиеся в заключении и лагерях, которые, пользуясь ротозейством и беспечностью, подожгли элеватор. Директора Марьяновского пункта Заготзер-но с работы сняли и из рядов ВКП(б) исключили.

6 июня 1942 года бюро обкома ВКП(б) рассмотре­ло вопрос «О противопожарном состоянии заво­дов города Омска и объектов сельской местности». В протоколе заседания отмечено, что «за период Оте­чественной войны в области произошло 472 пожара и загорания с материальным ущербом 2987659 рублей и это является тягчайшим преступлением». Было при­нято Постановление о приведении промышленных объектов в надлежащее противопожарное состояние, о создании в населенных пунктах области доброволь­ных пожарных дружин и обеспечении их лошадьми для вывоза пожарного обоза. От начальника отдела пожарной охраны УНКВД области Маркова потребо­вали ужесточить спрос с нарушителей противопожар­ных правил по законам военного времени.

В 1942 году организованы 10-я и 13-я военизированные пожарные команды по охране Моторостроительного завода им. Баранова (завод был эвакуирован из Запорожья), шинного завода и кордной фабрики. Примечательно, что в годы войны там работали одни женщины.

В 1943 году как в жизни, так в организационной структуре пожарной охраны произошли очередные значительные изменения.

28 июня 1943 года на бюро обкома ВКП(б) было при­нято Постановление о реорганизации городских по­жарных команд № 1-8 в городские военизированные пожарные команды НКВД. Омскому горкому ВКП(б) было поручено:

а) предоставить к 10 июля Отделу пожарной ох­раны УНКВД для казарменного размещения личного состава военной городской пожарной охраны годные для пользования служебные и бытовые помещения в Куйбышевском районе — 400 кв. метров, в Сталин­ском — 600 кв. м, Ленинском — 300 кв. м и Кировском — 200 кв. м;

б) выделить из местных фондов 350 кроватей с по­стельными принадлежностями, тумбочек — 175, табу­реток — 400, столов для столовых — 50, котлов для кух­ни — 8, посуды разной для 4-х столовых — на 500 чело­век;

в) оказать помощь ОПО УНКВД в комплектова­нии личного состава военизированной пожарной ох­раны до полной штатной нормы;

в) отвести 3 площади в гор. Омске для строитель­ства помещений 3-х новых пожарных команд.

Весь автотранспорт пожарной охраны освободили от мобилизации. Иртышское пароходство передало пожарной охране катер для переоборудования его под пожарный.

Городское управление пожарной охраны преобра­зуется в Городской отдел военизированной пожарной охраны (ВПО). Его начальником назначен Бушуев. Начальника городского УПО Швецова назначают на должность начальника ОПО НКВД Омской области.

За период войны как никогда возросла активность личного состава пожарных команд. Еще шире развер­тывается социалистическое соревнование, растет чис­ло отличников боевой и политической подготовки. Не только отдельные караулы, но и команды становятся отличными.

Резко возрастает партийно-комсомольская про­слойка. Призыв партии о формировании доброволь­ческой Сталинградской бригады из сибиряков встре­тил широкую поддержку и пожарных. Абсолютное большинство мужского состава команд подали заяв­ления с просьбой принять их в бригаду. Ряд бойцов и командиров были зачислены в состав этой славной добровольческой бригады.

Помогая фронту, личный состав пожарной охраны провел ряд субботников на оборонных объектах по устройству подъездных железнодорожных путей, не раз организовывал посылку подарков фронтовикам и их детям, сбор и отправку теплых вещей. Горячо от­кликнувшись на призыв тамбовских колхозников, по­жарные собрали и перечислили 87357 рублей на стро­ительство танков и боевых самолетов. Только в 1942 году общественностью пожарной охраны в Фонд обо­роны Родины было собрано свыше миллиона рублей.

Все сотрудники пожарной охраны и их доброволь­ные помощники проводили большую агитмассовую работу по радио, через печать, выступали с лекциями и беседами перед населением. Так, в 1942 году было проведено 18 тысяч бесед. С целью профилактики пожаров в жилых зданиях и на предприятиях прово­дились регулярные обследования.

16 апреля 1944 года на площади имени Дзержин­ского были проведены тактические учения. Населе­нию демонстрировалось тушение зажигательных авиабомб, тушение пожара в жилом многоэтажном здании, преодоление препятствий. Первое место в этом упражнении занял старший техник-лейтенант За­харов.

С 9 июня 1944 года ОПО УНКВД и горотдел ВПО перешли на новый распорядок работы:

  • с 9 до 16 часов — рабочее время;
  • с 16 до 19 часов — перерыв на обед;
  • с 19 до 24 часов — продолжение работы.

С 31 декабря 1944 года распорядок дня для Отдела и подразделений пожарной охраны вновь изменился:

I. Для руководящего состава:

  • начало работы с 9 часов;
  • перерыв на завтрак с 10 часов до 10 часов 30 минут;
  • продолжение работы с 10 часов 30 минут до 16 часов;
  • перерыв на обед с 16 часов до 19 часов;
  • продолжение работы с 19 часов до 24 часов.

Примечание: к этой группе руководящих работников отнесены начальники инспекций, начальники всех команд ВПО и ВГПО, а в ап­парате ОПО руководящий состав до начальников отделений включи­тельно.

II. Для остальных сотрудников аппарата УПО и подразделений гарнизона:

  • начало работы с 9 часов;
  • перерыв на обед с 13 часов до 14 часов;
  • продолжение работы с 14 часов до 20 часов;
  • окончание работы в 20 часов.

Примечание:

  1. Уход с работы на отдых после установленного срока работы во всех случаях сотруднику разрешается своим непосред­ственным начальником. В случае необходимости каждый сотрудник мо­жет быть задержан на неограниченное время в зависимости от обстоя­тельств дел и состояния работы.
  2. После окончания работы каждый сотрудник пломбирует служеб­ные документы и дела в специальные шкафы, закрывает свой стол, вык­лючает электроэнергию в кабинете, запирает дверь и ключи сдает ответ­ственному дежурному по УПО НКВД.

С 10 августа по 8 сентября 1944 года был проведен учебно-методический сбор начальствующего состава ВПО. За его организацию и четкое проведение началь­ник ОПО капитан Швецов объявил благодарность на­чальнику отделения ОПО лейтенанту С.В. Ефремову, старшему инспектору ОПО лейтенанту Н.И. Степано­ву и ряду слушателей.

В конце 1944 года проведена новая реорганизация в пожарной охране. Вся работа по обеспечению по­жарной безопасности промышленных предприятий и населенных пунктов возлагалась на Управление по­жарной охраны НКВД г. Омска и области, руководи­телем которого был назначен капитан Швецов.

Не обошлось в 1944 году и без несчастных случаев в подразделениях пожарной охраны.

К примеру, 30 сентября 1944 года младший техник-лейтенант Затешилов (ВПК завода № 174) после окон­чания погрузки лесоматериалов в вагон построил 17 бойцов команды и повел их по железнодорожным путям. Проходившие в это время с одной стороны ма­невровый паровоз, а с другой — пассажирский поезд встретились между собой на месте идущего строя, где и произошла гибель попавших под паровоз бойцов Вашенкова и Шепякова. 29 октября при выезде на практические занятия спрыгнувший с первого авто­хода боец Равенский был сбит выходящим из гаража вторым автомобилем и получил увечья. В итоге млад­шего техника-лейтенанта Затешилова предали суду Военного трибунала, а начальнику ВПК завода № 174 старшему технику-лейтенанту Сильчеву был объявлен выговор.

С 10 февраля 1945 года согласно приказу началь­ника УПО капитана Швецова в Омске создается опе­ративный штаб пожаротушения в следующем составе:

а) руководитель пожаротушения — оперативный де­журный по городу;

б) начальник штаба — помощник оперативного де­журного;

в) начальник связи — начальник радиокода;

г) начальник тыла — назначается на пожаре из ко­мандиров той команды, в районе (на объекте) кото­рой произошел пожар.

С февраля 1945 года согласно приказу начальника УПО № 40 в течение 24 часов после ликвидации по­жара сведения о нем представлялись в отдел службы и подготовки, а затем в отдел госпожнадзора для пос­ледующего учета и анализа. Однако этот порядок уче­та пожаров не прижился, и уже 15 марта 1945 года ка­питан Швецов подписал новый приказ, которым воз­ложил весь учет и анализ пожаров на начальника от­дела госпожнадзора техника-лейтенанта Ушакова.

За период войны Швецов своим руководством зна­чительно укрепил пожарную охрану города и облас­ти, что было высоко оценено советским правитель­ством. Он был награжден правительственной награ­дой — медалью «За трудовое отличие».

* * *

Безусловно, история пожарной охраны Омской области не закрылась с окончанием Великой Отече­ственной войны. Как и все рядовые советские люди, пожарные в период послевоенного восстановления народного хозяйства продолжали нести свою непре­рывающуюся ни на час вахту.

Пятидесятые годы, когда в Омске стала интенсив­но развиваться нефтехимическая промышленность, несомненно, стали еще одним важным рубежом в раз­витии противопожарной службы Омской области.

Наша действительность также имеет свою специ­фику и влияет на деятельность пожарных подразделе­ний. Вместе со всеми россиянами омские пожарные переживают трудности политической нестабильности и экономического хаоса, но в то же время они всегда помнят о своем долге: далеко не случайно УГПС УВД Омской области входит в десятку лучших в России подразделений областного уровня. Уверен, и о тех, кто сегодня сберегает жизнь и здоровье людей, материаль­ные ценности от огненной стихии, еще будут выска­заны слова благодарности.

Материал используемые при написании статьи:

  • «История омской пожарной охраны (1716–1945 гг.)». Редактор Г.Ф. Луконенко. Ответстственный за выпуск Е.В. Афанасьев. Технический редактор Л.С. Барашкова. Корректоры Л.В. Алексеенко, Л. В. Толмачева. Издание подписано к печати 20.03.98 года. Тираж 1000 экз. ГУИПП «Омский дом печати», 644056, г. Омск, пр. Маркса, 39.


ПОЖАРНАЯ ОХРАНА В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД

22 ноября 1946 года был организован отряд УПО МВД Омской области по подготовке сержантского состава военизированной пожарной охраны. Сейчас это один из лучших учебных центров России. Здесь проходят подготовку пожарные сержантского состава, повышают свою квалификацию прапорщики, готовят младший офицерский состав краев и областей от Дальнего Востока до Урала. Первым начальником учебного центра был Зубов Александр Маркович.

Со временем город Омск становится городом нефтехимии. 18 августа 1955 года приказом МВД СССР объявлены штаты 1-го отряда военизированной пожарной охраны: Омского нефтеперерабатывающего завода, ТЭЦ-3, городка Нефтяников. Первым начальником отряда был Захарий Яковлевич Троян, участник Великой Отечественной войны, прослужил в органах свыше 30 лет. Уйдя в запас с должности заместителя начальника Управления пожарной охраны, возглавил пожарно-технический центр УПО.

В 1960 году в гарнизоне была создана пожарно-техническая испытательная станция. Сегодня она является органом сертификации, имеет лицензию и проводит работы по лицензированию продукции в области пожарной безопасности в соответствии с Законом Российской Федерации. Кроме того, она являлась кузницей научных кадров, и гарнизон по достоинству гордится: профессором Ленинградской ВШ Киселевым Яковом Степановичем; доктором технических наук Киселевым Валерием Яковлевичем-сотрудником ВНИИПО МВД; доцентом, кандидатом технических наук Абрамовым Анатолием Степановичем, который до ухода в запас занимался подготовкой кадров пожарной охраны в Иркутской ВШ. Кроме того Омский гарнизон воспитал: генерал-майора Демидова Федора Михайловича - в бывшем курсового командира Учебного центра г. Омска, закончившего свой послужной список заместителем начальника ГУГПС; генерал-лейтенанта Иванова Александра Ивановича, служившего в Омске в качестве начальника караула 14 ВПЧ и закончившего службу в должности заместителя начальника ГУВД Московской области.

В декабре 1973 года в городе Омске была открыта пожарно-техническая выставка. В 1988 году при проведении ее реконструкции, выставка была оснащена пожарно-техническим вооружением, макетами предприятий народного хозяйства, двумя действующими диорамами. Ежегодно Центр обучает мерам пожарной безопасности от 10 до 12 тысяч человек различных категорий населения. У истоков создания Центра стояли лучшие люди гарнизона — ветераны пожарной охраны: Рудницкий Николай Васильевич, Троян Захарий Яковлевич, Грицев Виктор Константинович и другие.

Большой вклад в развитие гарнизона внес полковник внутренней службы Григорий Филимонович ЛУКОНЕНКО (начальник УГПС УВД Омской области с 24 февраля 1986 года по 24 декабря 1999 года; его биография).

В период руководства Г.Ф. Лаконенко, развивались практически все направления деятельности пожарной охраны. Значительно укрепился государственный пожарный надзор, введены были должности начальствующего состава до норматива, предусмотренного руководящими документами, увеличена численность боевых расчетов, все подразделения города и области обеспечены легковым служебным транспортом.

Общая численность личного состава гарнизона, введенная за счет федерального и областного бюджетов, превысила 1000 человек. Но особое внимание в этот период уделялось развитию материально-технической базы.

По всем источникам финансирования введены в эксплуатацию 35 крупных объектов. Построено шесть многоквартирных многоэтажных домов с общим количеством квартир 470 и двадцать один двухквартирный жилой дом усадебного типа. В городе и области сданы в эксплуатацию восемнадцать пожарных депо с жилым фондом 77 квартир, отряд технической службы, спортивный комплекс. За счет внутренних резервов созданы объекты социальной и психологической поддержки личного состава: тренажерные залы, учебно-тренировочный полигон, комната психологической разгрузки, загородный оздоровительный центр с круглосуточным режимом работы для детей и взрослых с символическим названием «Пламя». Организовано собственное подсобное хозяйство. Мед, мясо, свежая рыба идет на реализацию личному составу. Проводимая программа социальной защиты личного состава дает положительные результаты.

Строительству, реконструкции зданий, улучшению условий работы личного состава пристальное внимание уделял заместитель начальника УВД Омской области Валентин Григорьевич МИНГАЛЕВ. Было в порядке вещей его встретить на строительной площадке пожарного депо, не проедет мимо пожарной части в отдаленном районе или ДПД колхоза, совхоза, акционерного общества.

В 1993 году введена в действие радиомодемная связь между ЦППС и ПСЧ отрядов, благодаря которой принимается «Строевая записка» из подразделений. В январе 1998 года на ЦППС введена в опытную эксплуатацию система «Диспетчер», объединяющая в себя все ранее эксплуатируемые задачи. В январе 1999 года введен в опытную эксплуатацию АИС «Диспетчер», а в отрядах АИС «Диспетчер ПСЧ».

В 1995 году гарнизон приобрел подъемник «Мерседес» ДВЛ-53 фирмы «Метц» (Германия) с высотой стрелы 53 метра, что обеспечивает успешное тушение пожаров и эвакуацию людей в зданиях повышенной этажности.

В вопросах служебной, хозяйственной, воспитательной деятельности гарнизону пожарной охраны оказывало большую помощь и поддержку руководство УВД Омской области. Очень внимательно подходил к вопросам взаимодействия в борьбе с пожарами всех правоохранительных органов начальник УВД Омской области генерал-лейтенант милиции Евгений Афанасьевич СТОРОЖЕНКО, его повседневная практическая помощь и поддержка вселяла уверенность в работе всего начальствующего состава пожарной охраны.

За период службы Г.Ф. Луконенко можно насчитать сотни, даже тысячи серьезных пожаров, где он руководил их тушением. Стоит вспомнить «пожар века», который произошел 18 апреля 1988 года на складке ракет воинской части в Октябрьском районе г. Омска. В результате халатной небрежности произошло возгорание прессованного пороха, служившего зарядом для ракет класса «земля-воздух» и «воздух-воздух». Масса заряда составляла 16 кг, скорость сгорания — 8 секунд. Этой энергии хватало «разогнать ракету» до радиуса действия до 100 км. Таких ракет во время пожара взорвалось 520 ед. На ликвидацию этого стихийного пожара-катастрофы, было задействовано 252 человека и более 40 единиц боевой пожарной техники. В условиях смертельной опасности личный состав сумел приостановить развитие пожара, не допустить взрыва склада мин и уничтожения самолетов с боевыми зарядами. В то время КПСС и правительство СССР высоко оценило подвиг омских пожарных. Награждены были все 252 участника разными видами наград, ценными подарками, денежными премиями, а 30 человек удостоены орденов и медалей Советского союза.

Больших успехов гарнизон достиг и в пожарно-прикладном спорте. Подготовлено свыше 60 мастеров спорта, из них 7 мастеров спорта Международного класса. Наилучшие достижения и наибольшее количество медалей у мастеров спорта Международного класса: Юрия Александровича Канунникова, Сергея Михайловича Возмилова и Георгия Ивановича Заплатила, которому до 1970 года принадлежал рекорд СССР по штурмовой лестнице, а в 1971 году он первым в СССР выполнил норматив мастера спорта Международного класса по пожарно-прикладному спорту.

1 февраля 2000 года на должность начальника управления государственной противопожарной службы УВД Омской области назначается Сергей Васильевич КУЯНОВ (биография).

С 1 января 2002 года в соответствии с Указом Президента РФ от 9 ноября 2001 года № 1309 «О совершенствовании государственного управления в области противопожарной безопасности» в ведение МЧС России передана Государственная противопожарная служба МВД России и Сергей Васильевич КУЯНОВ назначается на должность начальника управления государственной противопожарной службы МЧС России Омской области.

17 июля 2002 года на должность начальника управления государственной противопожарной службы МЧС России Омской области назначается Владимир Григорьевич ГУРЖЕЙ (биография). 1 октября 2003 года управление переименовывается в Главное управление МЧС России по Омской области.

По состоянию на 1 января 2003 года в гарнизоне работало 496 специалистов высшей квалификации, из них 131 (26,4%) инженеров противопожарной обороны; 851 специалист со средне-специальным образованием, из которых 327 (38,4%) техников противопожарной обороны.

Активно развиваются концепция развития противопожарной службы, приобретается новая пожарная техника. В целях повышения боеготовности подразделений в 2006 году начальником Главного управления вводится новшество по проведению ежегодных смотров техники и вооружения. Здесь проходит знакомство гарнизона с новой поступившей техникой, обмену опытом работы пожарных и спасателей. А главное проверяется техническое состояние пожарно-спасательных автомобилей к летнему и зимнему периоду.

Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона
Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона
Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона Смотр пожарной техники Омского гарнизона
Смотр пожарной техники,
пожарно-технического оборудования и вооружения Омского гарнизона

Зимой 2002 года, когда в поселке Новоомский произошла крупная авария на теплоисточнике и сетях, принимал личное активное участие в ликвидации последствий коммунальной катастрофы. В тот год из строя вышли сразу два мазутных насоса, в результате чего температура в отопительной системе резко снизилась, и около 3 000 жителей поселка остались без тепла. Ситуация осложнялась повреждениями водозаборной станции. В течение нескольких дней в условиях аномально низких температур устранялись повреждения в подземной трассе, длина которой составляла 15 километров. Личный состав Омского гарнизона , при непосредственном участии начальника Владимира Григорьевича Гуржея, проявив героические качества характера, не допустили возникновения тяжелых последствий коммунальной аварии.

В 2004 году по инициативе Владимира Григорьевича Гуржей началась работа по оснащению автомобилей оперативного реагирования (АОР) комплектами аварийно-спасательного оборудования. Со склада министерства получили 26 автомобилей УАЗ 469. Изначально эти автомобили имели современные средства связи, дополнительно были оснащены аварийно-спасательным инструментом для вскрытия дверей, резки металла, электростанциями, мотопомпами и другим спец. оборудованием. В дальнейшем данные автомобили, в соответствии с планом прикрытия автомобильных дорог, стали выезжать на дорожно-транспортные происшествия в радиусе 50 километров.

Автомобиль оперативного реагирования (АОР) Автомобиль оперативного реагирования (АОР) Автомобиль оперативного реагирования (АОР)
Автомобиль оперативного реагирования (АОР)

Одной из главных задач в период реформирования МЧС России являлось сохранение кадров, укрепления профессионального ядра. На протяжении длительного руководства генерала Главное управление МЧС России по Омской области является одним из лучших в Сибирском федеральном округе и в России в целом. Благодаря грамотному руководству, по итогам работы за 2006 и 2008 годы Главное управление МЧС России по Омской области было признано лучшим в Сибирском региональном центре с вручением вымпела, а сам Владимир Григорьевич за умелое руководство награжден именным пистолетом от Министра МЧС России Сергея Кужугетовича ШОЙГУ. Это подтвердил его рабочий визит в 2009 году, в ходе которого была дана положительная оценка проводимой работе.

Отличительной чертой Владимира Григорьевича является забота о человеке, улучшении условий несения службы пожарных и спасателей.

В период руководства Омским гарнизоном пожарной охраны началось активное строительство современных и реконструкция существующих пожарных депо как в городе Омске, так и в муниципальных районах области (реконструированы здания пожарных частей в Кормиловском, Калачинском, Тарском и Муромцевском районах). Девиз Владимира Григорьевича «Вновь построенное здание пожарной части должно быть лучше предыдущего» вошел твёрдо в практику стройсовета.

Одними из самых уникальных зданий пожарных депо явились строительство 33 пожарной части ФПС по охране мкр. Московка Ленинского АО г. Омска и реконструкция здания 2 пожарной части ФПС по охране Центрального АО города Омска с одним из лучших спортивных залов г. Омска и оздоровительным комплексом. Имеющаяся спортивная база сразу привлекла внимание центральный спортивный клуб МЧС России и дважды в 2007 и 2008 годах здесь прошли чемпионаты МЧС России по волейболу, где Омские спортсмены стали чемпионами в составе регионального центра. Омск был выбран не случайно, так как сам Владимир Григорьевич является приверженцем здорового образа жизни и неоднократно лично участвовал в соревнованиях по волейболу на различном уровне.

Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году
Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году

Чемпионат МЧС России по волейболу в 2007 году

Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году
Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году
Чемпионат МЧС России по волейболу в 2008 году

Благодаря активной позиции генерал-майора В.Г. Гуржей, в органах исполнительной власти и местного самоуправления Омской области последовательно претворяются в жизнь реформы МЧС России, направленные на реорганизацию структуры и формирование отдельных направлений деятельности территориальных органов.

В.Г. Гуржей включен в состав разработчиков проекта трансграничного управления бассейном реки Иртыш под эгидой французского фонда «Мировой окружающей среды» по разработке модели управления водными ресурсами и снижения рисков возникновения трансграничных ЧС на водных объектах.

1 ноября 2011 года в связи с достижением предельного возраста (30 июля 2011 года Владимиру Григорьевичу исполнилось 60 лет), на основании Указа Президента России от 31 октября 2011 года №1451 и приказа Министра МЧС России от 2 ноября 2011 года № 117-ВК, начальник Главного управления МЧС России по Омской области генерал-майор В.Г. Гуржей уволен с военной службы с зачислением в запас (общий стаж составил 41 год 2 месяца), с правом ношения военной формы и объявлением благодарности за безупречную службу.

9 июня 2012 года приказом МЧС России от 15 июня 2012 года № 71-НС на должность начальника Главного управления МЧС России по Омской области назначается первый заместитель начальника Владимир Валентинович КОРБУТ (биография).

Указом Президента Российской Федерации от 12 июня 2013 года № 556 «О присвоении воинских званий высших офицеров, специальных званий высшего начальствующего состава, высших специальных званий и классных чинов», начальнику Главного управления МЧС России по Омской области Владимиру Валентиновичу присвоено звание генерал-майор внутренней службы.